Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Соловки и остальной Мир
Писатели - заключенные Соловецкого лагеря особого назначения.

Хулиганов в Соловки!
Судебное дело о групповом изнасиловании в Чубаровом переулке Уголовные женщины в Соловках
Самое большое благо, выпавшее политическим, это то, что их женам не приходится соприкасаться с уголовниками. • Криминал, бандитизм, воровство, мошенничество и скандалы вокруг Соловков
• Уголовные заключенные в Соловках
• Кем были первые зэки?
• Соловецкая наколка - знак достоинства. Татуировки со СЛОНом.

Офицер и политзэк, писатель Юрий Давыдов рассказал о наколке на груди вора в законе, сидевшего в конце 20-х в Соловецком концлагере. Наколот был маяк среди бушующих волн и надпись "Боже, храни моряков!" Зачем у этого сухопутного вора у самого сердца - сюжет Айвазовского? Ответ вора прост: "Бла-агородные люди!".

О соловецких наколках, татуированных крестах и соборах, соловецкой "черной зоне" и связи соловецких святых с уголовными заключенными на странице "Соловецкая наколка".

Кто судил уголовных
"В те годы уголовный кодекс СССР еще не был разработан. В судах сидели не бездушные роботы, тупые выполнители постановлений ЦК ВКП(б), а малогра-мотные, обалделые, порою даже осатанелые, но всё же люди, поставленные судить "по революцион-ной совести". С одним из таких судей я был приятелем на Соловках. Это был одноногий матрос-инвалид, бузотер и матерщинник, разудалая головушка.

— Вышел нам приказ из ЦИК'а за перевод зерна на самогон полный бант в десятку давать, а в особых случаях и шлепку, — рассказывал он мне. — Вот сделают облаву на селе, приведут ко мне десяток стариков да солдаток, вещественных доказательств ведер пять представят. Я и сужу по революционной совести: дюжина вас? Вот и получайте себе сто лет на всех да сами и делите! Через неделю всех их из тюрьмы амнистирую по разгрузке, а вещественное доказательство в срочном порядке ликвидирую. Потому мне так моя революционная совесть велит. У солдаток дома ребята кашки просят, да и самогон не гидра-контра. Может, там у Ленина совесть стрелять таких позволяет, а у меня — своя..." (Борис Ширяев. Неугасимая лампада. Ч.4. Глава 23. 1928)

Уголовники идут в Соловки и сейчас
"Но после долгих лет гонений чудесным образом опять затеплилась монашеская жизнь на Соловках. Потекли на Соловки и тонкие ручейки паломников. Но не видно пока настоящих жертвователей и помощников. Вместо них чаще встречаются нуждающиеся беженцы, беглые уголовники или просто опустившиеся люди, которым некуда податься" (Автор не известен. "Монастырь на северных островах". Экономика и жизнь (партнер). Москва. 26.07.1997).

Чему я научился на Соловках? Прежде всего я понял, что каждый человек - человек. Мне спасли жизнь "домушник" (квартирный вор) Овчинников, ехавший с нами на Соловки вторично (его возвращали из побега, который он героически совершил, чтобы увидеться вновь со своей "марухой"), и король всех урок на Соловках, бандит и соучастник налетов знаменитого Леньки Пантелеева - Иван Яковлевич Комиссаров, с которым мы жили около года в одной камере.

Уголовный элемент Соловков:
нет в мире справедливости!

Соловецкий уголовный заключенный. Архивное фото. Словки, 1928 (?). Соловецкий уголовный заключенный с характерными для тех времен "наколками" - татуировками. Архивное фото. Соловецкий лагерь особого назначения. Соловки, предположительно 1928 год.

...меня чрезвычайно интересовало, как уголовники оправдывают свои действия. Ведь ни один вор, ни один бандит не считает, что он поступает плохо, у него есть определенная философия, очень примитивная, но все-таки философия.

Об этом я знал еще до Соловков, по Петербургу. У меня были знакомые, входившие в Клуб анархистов... Сначала это был клуб интеллигентных, идейных анархистов, потом все чаще там стали появляться уголовные элементы и, наконец, клуб превратился в притон бандитов и грабителей. За наиболее успешные ограбления выдавали ордена. Они были очень похожи на Георгиевский крест, но посредине вместо Георгия Победоносца красовалась тарелка, на тарелке курица, а в курицу была воткнута вилка. На обороте вместо монархического девиза стоял девиз анархический: "Нет в мире справедливости!".

О них рассказывают

Александр Солженицын, писатель "Очищая крупные города для наступающего чистого общества, в те же годы, особенно в 1927-м, вперемешку с "монашками" (верующими женщинами. Прим.ред.) слали на Соловки и проституток. Любительницам грешной земной жизни, им давали лёгкую статью и по три года. Обстановка этапов, пересылок, самих Соловков не мешала им зарабатывать своим весёлым промыслом и у начальства, и у конвойных солдат и с тяжелыми чемоданами через три года возвращаться в исходную точку. Религиозным же закрыто было когда-нибудь вернуться к детям и на родину." (Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ. Ч.1.)
Этот девиз знал каждый уголовник и действовал соответственно этому девизу - в мире справедливости нет и надо ее восстановить. И они "уравнивали" имущественное положение граждан, "экспроприируя" богатых. Себя уголовники считали идейными борцами за справедливость, поэтому так ненавидели "мокрушников" - убийц. Самое ужасное было то, что этой философией "восстановления справедливости" были заражены 14-15-летние подростки." (Дмитрий Лихачев. "Записки и наблюдения"). • Елена Игнатова о судебном деле - групповом изнасиловании в Чубаровом переулке. Виновные в этом преступлении были расстреляны или сосланы в Соловки.

Борис Ширяев о соловецких уголовниках

"В эти первые годы первой советской каторги ГПУ еще не уяснило себе экономических выгод широкого применения рабского труда. Система концлагерей зародилась здесь же, на Соловках, но несколько позже. Тогда же Соловки были просто каторгой с жесточайшим режимом, царством полного произвола, бойней, в которой добивались последние явные и многие возможные враги советизма, а также свалкой для нетерпимого в столицах уголовного элемента".

Крупные воры и бандиты встречались на Соловках единицами. Поймать их было нелегко, при тогдашней организационной слабости ГПУ и УРО (уголовного розыска), а пойманные охотно принимались на службу в те же учреждения в качестве агентов, следователей, палачей, инспекторов. Начальником банд, отдела Московского ГПУ был некто Буль, в прошлом атаман крупной бандитской шайки, широко известный в уголовном мире "мокрятник" (убийца); его помощник Шуба — тоже бывший бандит. Позже, по миновании надобности, всех их, в том числе и Буля, расстреляли.

Уголовники: воры-рецидивисты, притонодержатели, проститутки-хипесницы и просто бродяги осуждались по ст. 49-й старого уголовного кодекса РСФСР, как "социально-опасные", на основании их прежних приводов, недоказанных подозрений или просто задержанные при частых в то время облавах. Уличенные в краже шли под "суд народной совести" и получали короткие сроки исправдома, где находились в значительно лучших условиях! (Борис Ширяев. Неугасимая лампада. Глава 4. 1928).

История отправки в Соловецкий лагерь
короля одесских урок

Однажды Борис Солоневич заступился за старика-священника. От расправы озверевших воров его спас "король урок" Митька. Позднее они снова встретились на Соловецком этапе (Прим.Ред.): "На грязной узкой улицe, ведущей из тюрьмы, к вокзалу, длинной лентой вытянулся наш этап - болeе 500 человeк. Живая лента арестантов тeсно окружена конвоем. Их винтовки угрожающе направлены на нас. Впереди идет спецiальный патруль, разгоняющiй пeшеходов. - Эй, там! Не высовывайся из рядов... Шаг вправо, шаг влeво - будем стрeлять! - кричит конвоир... читать далее >>

• Борис Солоневич о том, как уголовники грабили священников в Соловках и на Соловецком этапе. Жуткая судьба Проститутки и уголовные женщины в Соловецком концлагереЖенщины и "мамки" Самое большое благо, выпавшее политическим, это то, что их женам не приходится соприкасаться с уголовниками.

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional