Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Соловки и остальной Мир
Коротко о Соловках
"Находился здесь Сергей Степанченко, кажется, бывший губернатор города Пскова... Получил срок пять лет и попал в один из первых лагерей СССР — Красную Вишеру, недалеко от Соликамска... Бежал оттуда, поймали, отправили на Соловки, где царствовал знаменитый палач Соловков по фамилии Курилко. Степанченко рассказывал, что когда приходил этап, Курилко сам делал поверку прибывшим. Всех выстраивали в один ряд, и он громким голосом кричал: "Воры, шаг вперед! Проститутки, два шага вперед! Спекулянты — три, попы — четыре! Контрики — пять! Кто второй раз приехал на Соловки — шаг в сторону!" Последних помещал в нормальные условия, а всех остальных заставлял работать по 18 часов в сутки на холоде, с плохим питанием. Многие не выдерживали и умирали... Имели место убийства и издевательства со стороны охраны." (Якир Петр. Детство в тюрьме: Мемуары Петра Якира. Авт. предисл. Ю. Телесин. Лондон: Macmillan, 1972.152 с.)

Нужно ли предать гласности имена палачей и доносчиков времен советского террора?

Кто правил чекистами во время Соловецкого концлагеря
20 декабря 1917 г. постановлением Совета Народных Комиссаров была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК). Ее председателем был назначен Ф.Э. Дзержинский. Он исполнял эту работу до 6 февраля 1922 г.
С июля по август 1918 г. обязанности председателя ВЧК временно исполнял Я.Х. Петерс.
6 февраля 1922 г. ВЦИК принял постановление об упразднении ВЧК и образовании Государственного политического управления (ГПУ) при НКВД РСФСР.
2 ноября 1923 г. Президиум ЦИК СССР создал Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР. Председателем ГПУ и ОГПУ до конца своей жизни оставался Феликс Дзержинский, которого сменил В.Р. Менжинский, возглавлявший ОГПУ до 1934 г.
10 июля 1934 г. в соответствии с постановлением ЦИК СССР органы государственной безопасности вошли в Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) СССР. С 1934 по 1936 г. НКВД руководил Генрих Ягода. С 1936 по 1938 г. НКВД возглавлял Николай Ежов.
С ноября 1938 до 1945 г. руководителем НКВД был Лаврентий Берия.

"Палачи выводили обреченных на смерть узников из камер и ставили по пять человек у линии круга. Заплечных дел мастера стреляли через пентаграмму от стены алтаря храма Вознесения. В казнях должны были участвовать (хотя и не всегда одновременно) все сотрудники лагерного аппарата, усвоившие порядок, гласивший, по словам лагерного начальника Игоря Курилки: "Кто не убивает, того убивают самого". Газета "Новая Газета", Cпецвыпуск "Правда ГУЛАГа", N10 (21). Соловки — Москва. 21.12.2009)

"Первое, что видит новичек - "...карантинную роту (заключённых тогда сводили в "роты", еще не была открыта "бригада"), одетую... в мешки! - в обыкновенные мешки: ноги выходят вниз как из под юбки, а для головы и рук делаются дырки (ведь и придумать нельзя, но чего не одолеет русская смекалка!). Этого-то мешка новичок избежит, пока у него есть своя одежда, но еще и мешков как следует не рассмотрев, он увидит легендарного ротмистра Курилку.

Тут власть Соловецкая...
сопли у мертвецов сосать будете!

Курилко (или Белобородов ему на замен) выходит к этапной колонне тоже в длинной чекистской шинели с устрашающими чёрными обшлагами, которые дико выглядят на старом русском солдатском сукне - как предвещение смерти. Он вскакивает на бочку или другую подходящую подмость и обращается к прибывшим с неожиданной пронзительной яростью: "Э-э-эй! Внима-ни-е! Здесь республика не со-вец-ка-я, а соловец-ка-я! Усвойте! - нога прокурора еще не ступала на соловецкую землю! - и не ступит! Знайте! - вы присланы сюда НЕ для исправления! Горбатого не исправишь! Порядочек будет у нас такой: скажу "встать" - встанешь, скажу "лечь" - ляжешь! Письма писать домой так: жив, здоров, всем доволен! точка!.."

Нравственное помешательство
НП — психическая болезнь, при которой моральныя представления теряютъ свою силу и перестаютъ быть мотивомъ поведения. При нравственномъ помешательстве человекъ становится безразличнымъ къ добру и злу, не утрачивая, однако, способности теоретическаго, формальнаго между ними различения. Неизлечимо.

(Энциклопедический словарь Ф.Павленкова. С.-Пб. 1905.)

Александр Солженицын, писатель Онемев от изумления, слушают именитые дворяне, столичные интеллигенты, священники, муллы да тёмные среднеазиаты - чего не слыхано и не видано, не читано никогда. А Курилко, не прогремевший в гражданской войне, но сейчас, вот этим историческим приёмом вписывая своё имя в летопись всей России, еще взводится, еще взводится от каждого своего удачного выкрика и оборота, и еще новые складываются и оттачиваются у него сами.

И любуясь собой и заливаясь (а внутри - со злорадством: вы, штафирки, где прятались, пока мы воевали с большевиками? вы думали в щелке отсидеться? так вытащены сюда! теперь получайте за свой говённый нейтралитет! а мы и с большевиками сдружимся, мы люди дела!) - Курилко начинает учение:

- Здравствуй, первая карантинная рота!.. Плохо, еще раз! Здравствуй, первая карантинная рота!.. Плохо!.. Вы должны крикнуть "здра!" - чтоб на Соловках, за проливом было слышно! Двести человек крикнут - стены падать должны!!! Снова! здравствуй, первая карантинная рота!

Проследя, чтобы все кричали и уже падали от крикового изнеможения, Курилко начинает следующее учение - бег карантинной роты вокруг столба: "Ножки выше!.. Ножки выше!"

Это и самому нелегко, он и сам уже - как трагический артист к пятому акту перед последним убийством. И уже падающим и упавшим, разостланным по земле, он последним хрипом получасового учения, исповедью сути соловецкой обещает: "Сопли у мертвецов сосать заставлю!"

И это - только первая тренировка, чтобы сломить волю прибывших. А в черно-деревянном гниющем смрадном бараке приказано будет им "спать на рёбрышке" - да это хорошо, это кого отделённые за взятку всунут на нары. А остальные будут ночь стоять между нарами (а виновного еще поставят между парашею и стеной).

Фантастический мир... И одна из главных недолговечных фантазий: управляют лагерной жизнью - белогвардейцы! Так что Курилко был - неслучаен. В какой-то из приёмов был расстрелян и Курилко." (А.И.Солженицын. Архипелаг Гулаг. Ч.3. Гл.2. Архипелаг возникает из моря. YMCA-PRESS, Paris, 1973.)

В.Шаламов: «Курилка» с Соловков был уже расстрелян, на смену «произволу» шла «перековка»

Варлам Шаламов, писатель "Первые лагеря были открыты на шаткой юридической основе. В них было много импровизации, а стало быть, и того, что называется местным произволом. Известный соловецкий Курилка, ставивший заключенных голыми на пеньки в тайге - "на комарей", был, конечно, эмпириком. Эмпиризм лагерной жизни и порядков в них был кровавым - ведь опыты велись над людьми, над живым материалом. Высокое начальство могло одобрить опыт какого-нибудь Курилки, и тогда его действия вносились в лагерные скрижали, в инструкции, в приказы, в указания. Или опыт осуждался, и тогда Курилка шел под суд сам. Впрочем, больших сроков наказания тогда не было - во всем IV отделении Соловков было два заключенных с десятилетним сроком - на них показывали пальцами, как на знаменитостей. Один был бывший жандармский полковник Руденко, другой Марджанов, каппелевский офицер. Пятилетний срок считался значительным, а двух- и трехлетние приговоры составляли большинство." (Варлам Шаламов. Зеленый прокурор. 1959.)

"Это Дзержинский с его постоянным интересом к переделке людей, к разным коммунам беспризорником внушил ему, Берзину, свою страсть, свою любовь. В это время из Соловков, из УСЛОНа приходили дурные вести о «Курилке», о «выстойке на комарах», о побоях, о произволе, о пьянстве лагерного начальства, и соловецкими делами занималось правительство. Было решено строить эти дела по-новому, найдя людей, которые понимали бы, как трудна наука помогать человеку, которые понимали бы, как опасна и тяжела власть над бесправными людьми." (Варлам Шаламов. Берзин. Собрание сочинений в 6 т. Т. 4 /Сост. подгот. текста, прим., И. Сиротинской — М.: ТЕРРА—Книжный клуб, 2005. — С. 562-572)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional