Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Соловки и остальной Мир
Писатели - заключенные Соловецкого лагеря особого назначения.

"— Ваш герой говорил: "Все стукачи!" Так все стукачи или нет?
— Каждый пятый. Говорят, что это точная цифра: каждый пятый. Они хотели перевести все это на другую градацию: каждый третий. Но они не добились этого." (Василий Аксенов. Не публиковавшееся ранее интервью Сергею Мирову. Новая газета, № 72 от 8 июля 2009 г.)

Строчки из доноса начальнику Соловецкой тюрьмы
Летом 1937 года некто сообщал начальнику Соловецкой тюрьмы об инциденте с Вайсманом-Рабиновичем, который отбывал срок на Соловецких островах. "Вечером дежурный по коридору принес лампу. Я как дежурный по камере спросил дежурного, где он прикажет поставить лампу, в это время з/к Вайсман-Рабинович набросился с криками и сказал мне, чтобы я больше не смел спрашивать дежурных их приказания, ибо он, Вайсман-Рабинович, будет делать так, как ему хочется, а не как администрации тюрьмы, где он никогда не подчинялся и подчиняться не будет. Целую ночь не спит, говорит, что он не признает никаких отбоев, и через него приходится и другим не спать, ибо в то время, когда должен быть покой, он, Вайсман-Рабинович, начинает заниматься физкультурой часа в три ночи. В общем, никаких правил внутреннего распорядка, и мучает нас, так как не дает покоя". (Сергей Шевченко. Кремлевские нары на “острове невезения”. Тюремная оперативная часть самозабвенно перевоспитывала “КРов” Газета "Кiевскiй ТелеграфЪ", №21. 2001

"Благодаря" стукачам Соловецкого лагеря известны подробности последних лет жизни выдающегося философа и ученого - отца Павла Флоренского

Коротко о Соловках
"...он (флаг-офицер Керенского Мельников, начальник Адмчасти лагеря. Прим.Ред.), кстати сказать, освобождал лагерь от доносчиков, от стукачей, если к нему поступали сведения о том, что такой-то заключенный занимается стукачеством, то он собирал этап и отправлял на остров, там на острове уже знали, что там собираются стукачи, и они издавали стенную газету под названием "Стукач". Это все становилось таким нереальным, это не то Кафка, не то Мрожек, но скорее Мрожек, чем Кафка..." (Дмитрий Лихачев. Радио "Свобода", 02.10.1999 )
Уникальный случай:
поэт - тайный стукач
поэт Александр Ярославский "Это с Кемперпункта начиналось: к отделённому подошел новоприбывший поэт Александр Ярославский и зашептал ему на ухо. Отделённый, отчеканивая слова по-военному, рявкнул: "Был тайным - станешь явным!"" (Александр Солженицын. Архипелаг возникает из моря. "Архипелаг ГУЛАГ"))
Осведомительницы
"Среди дворянских и офицерских жен и дочерей не в редкость были женщины выдающихся личных качеств и привлекательной наружности. Они предложили себя ЧК-ГПУ как осведомительницы, как сотрудницы, как кто угодно - и те, кто понравились, были приняты. Это были плодотворнейшие из осведомителей! Они много помогли ГПУ, им очень верили" бывшие". Здесь называют последнюю княгиню Вяземскую, виднейшую послереволюционную стукачку (стукачом был и сын её на Соловках); Конкордию Николаевну Иоссе - женщину, видимо, блестящих качеств: мужа её, офицера при ней расстреляли, самою сослали в Соловки, но она сумела выпроситься назад и вблизи Большой Лубянки вести салон, который любили посещать крупные деятели этого Дома." (Александр Солженицын. История нашей канализации. Глава 2. "Архипелаг ГУЛАГ"))
Разведчик и писатель
о соловецких стукачах
Виктор Суворов, писатель "Замечено было еще на Соловках: тот, кто людей принуждает становиться стукачами, сам не стесняется стукачества, сам становится стукачом, если не был им раньше. Тот, кто ссучивал воров, тот и сам ссучивался, тот сам при изменении обстоятельств отказывался от всего, во что верил, чем дорожил. Не могли уборевичи, корки, эйдеманы ссучивать народ и при этом не ссучиваться сами. Не могли, делая всех стукачами, не вляпаться в тот же грех. И не могли уншлихты, тухачевские, якиры быть людьми храбрыми."(Виктор Суворов (Резун Владимир Богданович). Очищение: Зачем Сталин обезглавил свою армию? — М.: АСТ, 1999).

Стр. 1, 2

"Соловецкий опыт указал на безотказное средство разрушения личности заключенных, создания среды недоверия и страха. Весь лагерь должен быть "...прослоён стукачами Информационно-Следственной Части! Это была первая и грозная сила в лагере... У Информационно-Следственной Части - Секирка, карцеры, доносы, личные дела заключённых, от них зависели и досрочные освобождения и расстрелы, у них - цензура писем и посылок." (Александр Солженицын. "Архипелаг ГУЛАГ". YMCA-PRESS, Paris, 1973.)

Эта высказывание многие авторы приписывают Сергею Довлатову

Коммунистов обязали
стать стукачами

11 марта 1921
(по ЦК РКП(б))
Письмо ЦК РКП ко всем коммунистам, работающим в армии, обязывающее их быть осведомителями особых отделов, распространить на коммунистов, работающих по транспорту. Из протокола № 150 заседания оргбюро ЦК РКП(б) от 2.IX 1920. (Архив КГБ СССР. Фонд 1. Опись 4. № 82. Цит. по редакционной статье "Добрый дедушка Ленин". New Times, Выпуск №39, Москва. 07.11.2007)

Создание в Соловках среды доносительства

В деле ксендза Иосифа Ковальского, осужденный к 10 годам концлагеря (Соловки, Савватьево, 1936 г.) имеется копия доноса некоего заключенного по фамилии Лась (Сергей Шевченко. Уроки Cандармоха. “Коммунизм хорош только в книгах...”. Газета "Кiевскiй ТелеграфЪ", №28. 2001). Лась сообщал начальнику Соловецкой тюрьмы Апетеру:

"Гр-нин Старший майор! Все эти мерзкие гады ксендзы: Дземян, Кобец, Карпинский, Опольский, Ганский, Ковальский, Шишко, Туровский, Майдера от роскоши и жиру бесились и из тюремной камеры сделали костел...

До 1932 года я находился вместе с ксендзами в Ярославском политизоляторе — эта целая свора ксендзов вела враждебную, провокационную работу против тюремного начальства, устраивали бунты вместе с другими заключенными, били двери, окна, кричали, что над ними издеваются и т. д. Занимались нелегальной передачей писем на свободу. В Ярославском изоляторе был такой заключенный Колосков, который имел свидания со своей женой, и ксендзы ему передали письмо, чтобы он его передал своей жене на свидании, но этот номер у них не прошел, так как я об этом немедленно донес начальнику изолятора гр-нину Федорьян... 15 июня 1936 года меня соединили вместе с ксендзами в одну камеру в Савватьевском изоляторе, где я много узнал от них новостей. Первым долгом ксендзы поделились со мной впечатлением Соловков и Секирной. Рассказали мне, что они находились в ужасных условиях на Секирной, что их там мучили голодом и холодом, и что они погибли бы, если бы не уведомили обо всем посольство в Москве через своих родственников и знакомых...

"Высокий штиль" соловецкого доноса
"Они в настоящее время являются мне гадами, классовыми врагами, с которыми я бы рассчитался только мечом... Гады, мерзавцы они, и только хотел бы, чтобы я имел возможность так свободно порасстреливать их, как писать это объяснение на них".

(Сергей Шевченко. Из жалобы-доноса на ксендзов, которых содержали в Савватьево. Газета "Кiевскiй ТелеграфЪ", №21. 2001).

В камере находился Ковальский, которого высвятили на ксендза при Советской власти. Он на свободе не сумел пройти науку по их теологии и каноничные права, они его каждый день учили… так что имейте в виду, что они в тюремной камере не только делали костел, но и духовную семинарию. И после всего этого они выступают и доказывают, что не[т] права религии в СССР. Это разве не провокация с их стороны? Сколько они раз поднимали этот вопрос перед нашим заведующим корпусом гр-ном Горячевым о нарушении Конституции, о лишении их молитвенников, крестов, четок и прочей ерунды, которую они прятали от обысков, но я гр-нину Горячеву сказал место, где все лежало.

30-го августа 1937 г. Б. Лась."

Католики в православном монастыре, ставшим для них лагерем смерти.

В Соловках стукачи измерялись "ротами"

"Дальше снова идет "Корпус рабочих рот", затем — "Рота чекистов". В ней свыше 100 человек. Это — опора и гордость коммунистической партии на Соловках, штаб так называемых "стукачей" ("стукач", на уголовном языке — доносчик, шпион, провокатор). "Рота чекистов", конечно, совершенно не работает. Часть из них пристроилась в лагерь на службу по своей "специальности" (в "Команде надзора", в цензуре, в "Управлении" и пр.), остальные ожидают освобождения соответствующих вакансий. С утра до вечера "Рота чекистов" пьянствует, играет в карты, поет богохульные песни и развратничает." ( А.Клингер. Соловецкая каторга. Записки бежавшего. Кн. "Архив русских революций". Изд-во Г.В.Гессена. XIX. Берлин. 1928.)

• Пьянство и разврат в высшем чекистском руководстве Соловков.

Опасная работа и трудная судьба провокатора

Один из документов дела Никифора Николенко (до ареста заведовал в Киеве областным отделом народного образования). Николенко был арестован на основании показаний некоего Биленького-Березинского, который был использован ГПУ НКВД УССР как лжесвидетель.

"О провокаторе недвусмысленно высказался и отбывавший наказание в СЛОНе украинец Петр Солодуб (фигурант агентурно-наблюдательного дела "Активные"). Слова Петра Кирилловича зафиксировал в сообщении один из негласных помощников лагерной оперчасти: "...его, Солодуба, органы НКВД, арестовав, сделали главным организатором и вождем украинской контрреволюции вместе с неким Биленьким, которого он совсем не знает. Об этом Биленьком Дидушек рассказывает следующее: Биленький был директором украинского издательства "Рух", арестован в 1933 г., во время следствия писал большие показания на украинцев, признавался сам в к-р деятельности, в 1934 г. был освобожден, восстановлен в партии и после этого опять арестован и сидит в Киевской тюрьме, что он, Биленький, всех подговаривает писать лживые показания на себя, что это он делает по указанию органов НКВД, короче говоря, что он занимается провокациями вместе с органами НКВД, что этот Биленький опять будет освобожден".

Неизвестный осведомитель доносил чекистам:
профессор Сизов поит з/ков спиртом


В этой истории, весьма типичной не только для Соловков, но и для других лагерей системы ГУЛАГа, есть неточность, "...поскольку в нем идет речь о пребывании заключенных Баймута, Сизова, Трофименко в Карлаге, а не на Соловках (впоследствии Трофименко отправят на Соловки и он будет расстрелян в 1937-м в Сандормохе). (Сергей Шевченко. Из переписки. Киев-Торонто. 19.10.2005).
Один из заключенных Соловецкого лагеря Баймут "...встретился мне в пьяном виде около ІІІ отдела. Он говорит, что каждый выходной день он обязательно "налижется". Похмеляется он или в районе санотдела, или со своим неотступным собутыльником Трофименко. Простой спирт поставляет ему из ветбаклаборатории профессор Сизов... 18.06.1935." (Сергей Шевченко. Кремлевские нары на “острове невезения”. Тюремная оперативная часть самозабвенно перевоспитывала “контрреволюционеров” Газета "Кiевскiй ТелеграфЪ", №21. 2001).

Из донесений секретного информатора
в спецчасть СЛОНа

До ужесточения тюремного режима в лагпункте Кремль (территория средневековой крепости-монастыря на Большом Соловецком острове) политзаключенные еще могли позволять себе некоторые "вольности". В январе 1935 г., по сообщению секретного информатора оперчасти, "заключенный л/п Кремль Ходжаев А.Х. (ст. 58-6, срок 5 лет)... установил тесную связь с з/к Солодубом П.К., проводя с ним время в длительных беседах, причем Ходжаев, пользуясь невниманием вахтера у ворот, выходит за Кремль и совместно с Солодубом ходит на прогулку в лес".

Книга Дмитрия Веденеева и Сергея Шевченко "Українські Соловки"

Иначе соблюдали тюремный режим в 1937 г. Лес и море кое-кто не мог видеть даже из зарешеченных окон монашеских келий, превращенных в камеры, была усилена "воспитательная работа". Атмосфера подозрительности, наушничества, провокаций — обычное дело в таких условиях. Из агентурного донесения от 14 апреля 1937 года: "На днях ко мне подошел Ковальчук Гр. и говорит: "Слушай, скоро всему будет конец, начнут бить коммунистов и чекистов". Я, конечно, сказал ему так: "Если тебя послала ІІІ часть, то пойди и скажи, чтобы они больше таких дураков, как ты, не присылали с этими глупыми сообщениями, а если ты это от себя делаешь, то знай, что я напишу заявление в ІІІ часть, чтобы ты больше такими делами не занимался". (Сергей Шевченко. СТОН с украинским акцентом. Газета "Киевский телеграф" №8. Киев. 2003)

Радио "Эхо Москвы" проводит опрос


Стукачем и доносчиком был каждый пятый человек в СССР
Cтукачи-информаторы и провокаторы были важнейшим звеном советской власти. Великий русский писатель
Иван Бунин о В.Лениине

""Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру нечто чудовищное..."
Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional