Павел Флоренский о Соловках
Описание архипелага
Строения и лабиринты
Флора на Соловецких островах
Письма Флоренского о фауне
Морская флора и фауна
Флоренский о птицах
Науки в концлагере нет
Иод Соловков и Иодпром СЛОНа
Кемь, Кемперлаг и Попов остров
Переписка заключенных
Посылки и переводы в СЛОН
Свидания зэков СЛОНа
Солтеатр
Нравы и "законы" СЛОНа
Питание зэков в СЛОНе
Музей красного СЛОНа
Работа в лагере
Описание экспедиций
Флоренский не любил Соловки
Душевное состояние заключенных
Впечатления. Мысли о разном

Справка: в лагере ведет к.-революционную деятельность восхваляя врага народа Троцкого...
Павел Флоренский на Соловках (1)
Павел Флоренский на Соловках (2)
Йод о.Павла и потомки-плагиаторы
Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Страницы: 1 2

Павел Флоренский. Возможна ли научная работа в Соловках?

Павел Флоренский на Соловецких островах. СЛОН, ГУЛАГ

"Живу я сейчас в колоссальном бараке и притом в огромной комнате
с нацменами, так что слышу разговор на всех восточных языках. Послать телеграмму не могу, т.к.
нет денег... Здоров, но конечно очень отощал и ослаб. Кемь город отвратительный
— сплошная грязь, серо, тускло, безрадостно, хуже не придумаешь.
Расчитывать на научную работу здесь совершенно невозможно,
не только на серьезную, но даже на какую-нибудь." Павел Флоренский в письме Ольге Флоренской. 13.10.1934

Летом 1933 года Флоренский был сослан на Дальний Восток, "...где он как представитель интеллигенции сначала еще пользовался привилегиями и снова при наличии самых скромных средств занялся научной деятельностью... Это продолжалось до тех пор, пока он не был переведен на остров-тюрьму Соловки, где был заключен в нечеловеческих условиях в одном из бывших монастырей... С этого момента у Флоренского уже больше не было возможности публиковаться, но, несмотря на строгую цензуру почтовых отправлений, ему удавалось обращать внимание на свои научные интересы в тех многочисленных письмах, которые он писал с Соловков членам своей семьи. Это были статьи из области ботаники и физики, иногда тщательно проиллюстрированные и сопровождаемые афоризмами философского характера, исторический самоанализ, толкование литературных произведений, соображения относительно лингвистики и истории имен." (Феликс Филипп Ингольд (Felix Philipp Ingold). Русский философ Павел Флоренский был антисемитом? Светоч с темными пятнами. Пер. inoСМИ.ru "Neue Zuercher Zeitung". Швейцария. 27.11.2002)

1934.Х.13.Кемь. [№ 0]
Профессор Павел Флоренский 13 приехал в Кемь, где нахожусь сейчас... Вообще было гораздо тяжелее и хуже, чем мог себе представить, уезжая со станции Сковородинской. Должен был ехать в Соловки, что было бы неплохо, но задержан в Кеми и занимаюсь надписыванием и заполнением учетных карточек. Все складывается безнадежно тяжело, но не стоит писать.

Кемь город отвратительный — сплошная грязь, серо, тускло, безрадостно, хуже не придумаешь. Рассчитывать на научную работу здесь совершенно невозможно, не только на серьезную, но даже на какую-нибудь.

1934.ХI.5 [№ 2]
Сейчас сижу в библиотеке и в свободное время составляю каталог иностранных книг, а потом займусь чтением французских классиков, к которым меня очень тянет; но, конечно, буду читать если будет где, пока негде.

…вчерашний день я ходил на мелиоративную полевую работу: на месте бывшего заболоченного леса торфяник обращен в поле, надо было удалять корни и стволы из торфяной почвы и складывать их в кучи...

Пока что я прохожу курс всех т. н. общих работ, которые меняются ежедневно или самое большее через 2—3 дня. В порядке хронологическом я: разбирал картошку, чистил и шинковал картошку, дежурил при телефоне, сеял «комбикорм» — нечто вроде отрубей для скота, копал землю, помогал погрузке мешков с репою, тоже — с турнепсом, складывал репу в штабеля. Все это; при значительности норм и моих слабых силах, достаточно трудно для меня, не говоря уже об убийственных затратах времени. Но м. б. скоро устроится моя работа «в лаборатории», т. е. это не лаборатория, а малое производство, но хотя никакого научного исследования тут нет, но все же лучше, чем картошка.

Новых книг здесь я не вижу вовсе, старых нужных тоже нет.

1934.ХI.26. [№ 3]
Новых книг здесь я не вижу вовсе, старых нужных тоже нет. О журналах и думать нечего, так что не представляю что делается в науке и, конечно, быстро забываю то, что знал.

…с 15 ноября я попал на постоянную работу, в Иодпром, т. е. на производство иода из морских водорослей. В связи с этим я переведен в другую колонну и потому в другую камеру. Теперь я живу с вполне приличными сожителями, а не с бандитами и урками, и нас немного: было шесть, стало пять. Работа моя тоже стала гораздо удовлетворительнее: все таки при производстве, хотя и ничтожном по объему и пока требующем рационализации, но однако химическом, и чем-то вроде лаборатории и маленькими анализами. Вероятно в дальнейшем удастся поставить кое-какие исследования по водорослям. 1934.ХII.3. Мастерская, в которой я работаю, стоит на берегу гавани Благополучия. Это маленькая и убогая мастерская снабжена горделивой вывескою на двери: «ЛАБОРАТОРИЯ». Но хоть это и вывеска только, но все же мне приятно читать ее, входя в дверь. Но бываю я иногда и в настоящей лаборатории, небольшой, но по Соловкам—приличной. Она расположена в 2 км от Кремля, в лесу, на берегу озера (впрочем Соловки—сплошное озеро и тут все—при каком-нибудь озере).

1934.ХII.13. № 4
Пожалуй главная трудность в том, что ни на минуту не приходится быть в одиночестве, и следовательно творческая работа вполне исключается. Даже письма написать некогда.

…живу в гораздо лучших условиях, чем первоначально, по приезде на Соловки, и работа моя, хотя и не по мне, производственная, но посильная и все же не вполне оторванная от моих занятий по специальности. Надеюсь, далее, когда производство наладится и пойдет своим естественным руслом, можно будет ее углубить и делать, в связи с нею, что-нибудь более полезное и требующее большего умственного напряжения. Пока же стараюсь рационализировать производство, ввести известную механизацию, добиться возможно ровного и эффективного ее хода. В таких условиях, при оторванности от литературы, настоящей лаборатории и источников технического снабжения, каждый шаг требует гораздо большего времени и больших усилий, чем это было бы, если бы мы были не на острове, сообщение с которым на зиму прерывается; но тем не менее кое-что сделать можно и должно. Кроме работы по производству я занимаюсь в библиотеке, — не читаю, а привожу или точнее помогаю приводить ее в порядок, например составляю каталог иностранных книг, думаю об организации полиграфической выставки и т. п. Затем даю уроки физики в школе повышенного типа, взрослым. Последнее время взял на себя руководство математическим кружком инженеров и др. людей с высшим образованием и пока читаю им лекции по математике

Страницы: 1 2
Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional