Поэты-заключенные и лагерные стихи СЛОНа
Страница Неизвестного лагерного поэта

Айхенвальд Ю. | Аксакова-Сиверс Т. | Алексеев В. | Аркавина В. | Васильев В. | Второва_Яфа О. | Евреинов Б. | Емельянов Б. | Жигулин А. | Жумабаев М. | Зеров М. | Казарновский Ю. | Карпов П. | Кемецкий В. | Кюнерт М. | Лозина-Лозинский В. | Могильянская Л. | Плужник Е. | Русаков Г. | Стус В. | Филипович П. | Фроловский М. | Шкурупій Г. | Языкова В. | Ярославский А.
Личное дело
Второва-Яфа Ольга Викторовна, педагог и соловецкий зэк Второва-Яфа Ольга
(1876-1959)

Педагог, родилась в Санкт-Петербурге. В 1929 году была арестована и направлена в Дом предварительного заключения по делу философа Александра Мейера. В августе этапирована в Соловки. Кемский пересыльный пункт. Приговор - 3 года концлагеря (статья 58). Направление на торфоразработки. 1929, июль – 1931, 1 января - пребывание в Соловецком концлагере на острове Анзер. Работала заведующей вышивального цеха. Пережила эпидемию сыпного тифа в Голгофской больнице. Знала монахиню Веронику (Языкову Веру Александровну), переписывалась с заключенными в Кеми и Соловецком кремле. Вернулась в Ленинград в 1934 году. Пережила блокаду и эвакуацию. Скончалась в Ленинграде (1959).

Солоовецкая библиография
•  Второва-Яфа О.В. Авгуровы острова. Истина и жизнь. - 1995. - № 10. - С. 32-47: ил.
•  Второва-Яфа О.В. Из воспоминаний. Память: Ист. сборник. - Нью-Йорк, 1978. - Вып. 1. - С. 93-158
•  Второва-Яфа О.В. Чистый четверг. Наше наследие. - М, 1989. - № 4. - С. 50

Первомай в Соловках.
О сыпном тифе, женской бане и вшах на Соловках.
История канадской болотной крысы или американские бобры в Соловках.
О разорении коммунистами соловецкой обители и уничтожении храмов.
Соловецкий концлагерь как театр абсурда.
Мать Вероника


В мире есть место, где люди стареют 
Вдвое скорее, чем в жизни обычной, 
Место, где юноши даже седеют, 
В лютой тоске по Отчизне привычной.

Там не живут – “отбывают срока”, 
Делают все “как-нибудь” – “на пока”, 
Не умирают там, а “загибаются”, 
Дети там лишь вне закона рождаются 
И погибают один за другим.
 
Было то место когда-то святым, 
Ныне УСЛОНом оно управляется, 
“Лагерем” громко оно называется, 
“Каторгой” тихо клянут его люди.
 
Чем это место со временем будет? 
Кто разгадает? Одно несомненно 
Из одного поколенья в другое, 
Будет то место для многих родное.
 
Горькою памятью прошлых страданий; 
Свиток чудесных и жутких сказаний 
Бережно будут развертывать внуки.
 
Пусть же с другими, не минует их руки 
Также и этот правдивый рассказ, 
Он хоть и плох, да зато без прикрас. 


О сыпном тифе на Соловках

Сыпняк был в разгаре. В одной только Голгофской больнице из сыпнотифозного барака ежедневно в среднем выносили по шестнадцати покойников; вырытых за лето четырех траншей, на триста трупов каждая, не хватило и до середины зимы... Машинистка санчасти, печатавшая отчётную сводку, вернулась в женбарак с сенсационным известием: из 126 тысяч населения Соловецкого архипелага за один только последний месяц вымерло от сыпного тифа 14 тысяч!

О Первомае на Анзерском острове

... Соединившись в одном усилии, шли рядом ещё молодой, видимо, очень близорукий католический епископ, бритый, в круглых роговых очках, и сухонький измождённый старичок с белой бородой, православный епископ — Ветхий Денми, но сильный духом, с неослабным старанием напиравший на воз...

Мать Вероника

Маленькое квадратное окно карцера, забранное железной решёткой, выходило на север. Из него открывался вид на застланный снежной пеленой морской залив, на прибрежные холмы, тонувшие в глубоком сумраке зимней ночи. Мать Вероника стояла у окна и смотрела на звёздное небо. Одна особенно крупная и лучистая звезда выделялась между другими. "Рождественская звезда"...
Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional