Соловки и люди: исторические личности на Соловках, великие россияне на Соловках, ученые, писатели, VIP персоны, медиа-звезды, губернаторы, мэры, простые люди, личности в Соловках.

Соловки и остальной Мир

Люди в Соловках
Выдающиеся личности Знаменитости и "звезды" Люди, помогавшие Соловкам VIP-персоны в Соловках Простые люди. Народ Побратимы и друзья

Соловецкие женщины
Герои СССР с Соловков

Петр I привез на Соловки храм
История строительства царем часовни и основание Свято-Андреевской (Заяцкой) пустыни
www.solovki.ca/monastery
Лужков привез на Соловки жену
История прибытия на Соловков мэра Лужкова и его семейства
www.solovki.ca/people/

Соловецкий мартиролог. Поименный список жертв красного СЛОНа.

Василий Ключевский о роли Соловецкого монастыря в продвижении православия на север России.

...о восстании монахов Соловецкого монастыря в 1668-1697 годах.

Ключевский Василий: Ключевский о Соловецком монастыре и о Соловках в "Курсе русской истории"

Василий Ключевский о Соловецком монастыре и о Соловках

"Ключевский - сын священника, знавший народный быт, шесть лет (1865-1871) он работал над архивами Соловецкого монастыря и - совсем в духе времени - был настроен весьма "позитивистски". Боков Николай. "La Revue russe". NN 14, 15. Paris. Institut d'Etudes Slaves. "Русская мысль", Париж. 20.01.2000

Кормы в Соловецком монастыре

"...земельный вклад по душе обыкновенно соединялся с условием, чтобы монастырь, т. е. его правление, ежегодно устроял братии корм в память того, по чьей душе делался вклад, иногда два корма, в день ангела и в день памяти, кончины вкладчика. Корм входил в состав церковного поминовения. Различали кормы большие, средние и малые; все они были расценены, подобно записи, в разные синодики...

К кормовым монастырским дням надобно еще прибавить праздники господские, богородичные и "великих святых", которых числилось в году до 40, когда братия также получала усиленный стол. Корм тем и отличался от вседневного, будничного продовольствия братии, что улучшалось качество пищи и увеличивалось количество "еств", блюд: вместо черного хлеба подавали белый пшеничный, еств было за обедом не 2 или 3, а 4, "ели дважды днем с рыбою", пили квас медвяной или сыченый, а не "простой братский" и т. п. В монастырях велись особые кормовые книги, где перечислялись дни кормов заупокойных и праздничных, иногда с описанием состава усиленного стола и с указанием, по каком вкладчике полагается заупокойный корм в известное число.

В рукописной кормовой книге Соловецкого монастыря, относящейся ко времени царя Алексея, кормовых заупокойных и праздничных дней значится 191, больше половины года. Вообще столовый обиход в землевладельческих монастырях был разработан особенно тщательно. В уставах о трапезах Троицкого Сергиева и Тихвинского монастырей конца XVI в. сделана подробная поденная роспись на весь год, что есть и пить монахам за обедом и ужином; здесь обозначено до 36 разных еств, горячих и холодных, мучных, рыбных и других, из напитков - квасы, меды, пиво сыченое, вино" (Василий Ключевский. Курс русской истории. Лекция 35.).

Повинности, которые взимал монастырь

Историк Василий Ключевский Ключевский
Василий Осипович

ученый-историк (16.01.1841-12.05.1911)

Cын сельского священника Пензенской епархии. Окончил пензенское духовное училище и пензенскую духовную семинарию. В 1861 г. поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Работа над магистерской диссертацией позволила Ключевскому изучмть ряд важнейших тем по истории церкви и русской религиозной мысли. Он написал крупные статьи - "Хозяйственная деятельность Соловецкого монастыря", "Содействие церкви успехам русского гражданского порядка и права", "Значение преподобного Сергия Радонежского для русского народа и государства" и др.

В 1899 г. Ключевский издал "Краткое пособие по Русской истории" как "частное издание для слушателей автора", а в 1904 г. приступил к изданию полного курса русской истории. Всего вышло 4 тома (до времени Екатерины II).

"Еще труднее взвесить тяжесть повинностей, лежавших на тяглом крестьянском участке. Главное затруднение состоит в их сложности: участок нес на себе государево тягло деньгами, натурой и трудом, потом платил владельцу оброк денежный и хлебный и разные мелкие дополнительные поборы яйцами, курами, сырами, овчинами и т.п. и, наконец, делал господское изделье.

Уставная грамота Соловецкого монастыря крестьянам одного из его сел объясняет, из каких работ состояло это изделье: крестьяне пахали и засевали монастырскую пашню, чинили монастырский двор и гумно, ставили новые хоромы вместо обветшалых, возили дрова и лучину на монастырский двор, ставили подводы, чтобы везти монастырский хлеб в Вологду, а оттуда привозить соль. Если хлебный оброк еще можно кое-как, с некоторой степенью точности, переложить на наши деньги, то эти издельные повинности и дополнительные поборы натурой не поддаются даже приблизительному учету" (Василий Ключевский. Курс русской истории. Лекция 36.) .

Русским иностранная наука была не нужна: первые учителя умирали или ссылались в Соловки

Так почувствовалась московским обществом потребность в книжном знании, в научном образовании, и посеяны были зачатки школьного обучения, как необходимого средства для приобретения такого образования. Эта потребность поддерживалась все учащавшимися сношениями с западными государствами, заставлявшими московскую дипломатию изучать их положение и взаимные отношения. Восточные греческие иерархи давно не раз указывали московским царям на необходимость завести в Москве греческую школу и типографию. Из Москвы искали и просили, с Востока предлагали и присылали учителей для этой школы; но дело все как-то не удавалось... В 1632 г. приехал от александрийского патриарха монах Иосиф. Его убедили остаться в Москве и поручили ему переводить на славянский язык греческие полемические книги против латинских ересей, а также на "учительном дворе учить малых робят греческому языку и грамоте". Дело не пошло за скорой смертью Иосифа однако мысль основать в Москве учебное заведение, которое служило бы рассадником просвещения для всего православного Востока, не была покинута ни в Москве, ни на Востоке.

Близ патриаршего двора (в Чудовом монастыре) учредили греко-латинскую школу, которой управлял грек Арсений, а этот грек приехал в Москву в 1649 г., но скоро был сослан по подозрению в неправоверии на Соловки. С его учениками обошлись мягче. "Потребность в новой науке... встретилась в московском обществе с укоренившейся здесь веками неодолимой антипатией и подозрительностью ко всему, что шло с католического и протестантского Запада. Едва московское общество отведало плодов этой науки, как им уже начинает овладевать тяжелое раздумье, безопасна ли она, не повредит ли чистоте веры и нравов... До нас дошел отрывок одного следственного дела, производившегося в 1650 г. В деле выступает все учащаяся московская молодежь. "Вот учится у киевлян, - толковали они, - Ф. Ртищев греческой грамоте, а в той грамоте и еретичество есть". Алябьев показывал на допросе, что, когда жил в Москве старец Арсений-грек, он, Степан, хотел было у него поучиться по-латыни, а как того старца сослали на Соловки, он, Степан, учиться перестал и азбуку изодрал, потому что начали ему говорить его родные да Лучка Голосов с Ивашкой Засецким: "Перестань учиться по-латыни, дурно это, а какое дурно, того не сказали".

Библиографический указатель

Западнобоязнь, "латинобоязнь" и стала одним из камней преткновения, повлекших церковный и гражданский раскол. "...ближайшими сотрудниками Никона и проводниками его церковных нововведений были южнорусские ученые, о которых знали в Москве, что они тесно соприкасались с польским католическим миром, или такие греки, как помянутый Арсений, бродяга-перекрест, бывший католик и по слухам даже басурман, доверенный книжный справщик Никона, вывезенный им из Соловецкого исправительного подначала, "ссыльный чернец темных римских отступлений", как о нем тогда отзывались. Притом введение церковных новшеств сопровождалось резкими попреками со стороны приезжих малороссов и греков, направленными против великороссов. Киевский монах, хохол, "нехай", как тогда говорили, на каждом шагу колол глаза великорусскому обществу, особенно духовенству, злорадно коря его в невежестве, без умолку твердя о его незнакомстве с грамматикой, риторикой и другими школьными науками." (Василий Ключевский. Курс русской истории. Лекция 53-55.)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional