Loading...

Книга 9. Люди Соловецких островов

Глава 1. Исторические личности, чья деятельность связана с Соловками

Иван IV Грозный (Иоанн Васильевич): царь убил Соловецкого святого, но помогал Соловкам

"В 1557 году сам царь делает личный вклад в монастырь: 1000 рублей (огромная по тому времени сумма) специально на строительство Преображенского собора" ( Богуславский Густав. Острова Соловецкие. 1966. )

"Иоанн IV Васильевич - царь и великий князь всея Руси, прозванный Грозным, обыкновенно называется IV в ряду великих князей этого имени; как царь, иногда называется I. И. был сыном вел. кн. Василия Иоанновича от второй его супруги, Елены Васильевны Глинской; род. в 1530 г. авг. 25, сконч. в 1584 г. марта 16. Трехлетним ребенком остался он по кончине отца своего и был провозглашен вел. кн. (1533). Правительницей сделалась, по завещанию Василия, вдова его, вел. кн. Елена. Дяди государя, кн. Юрий и Андрей, были заточены ею, как недовольные ее управлением; второй прибег и к вооруженному восстанию. Дядя Елены, кн. Мих. Глинский (см. соотв. статью), не одобрявший ее также, был заключен. Между боярами многие не любили правительницу, частью потому, что вел. князь развелся со своей первою женой и женился на иноземке, частью же за предпочтение, которое она оказывала кн. И. Ф. Овчине-Телепневу-Оболенскому..." (Бестужев-Рюмин Константин)

 

 

 

Период "любви" Ивана Грозного к Соловкам

В 1557 году сам царь делает личный вклад в монастырь: 1000 рублей (огромная по тому времени сумма) специально на строительство Преображенского собора. Наконец 29 января 1559 года издается царская грамота, согласно которой Соловецкому монастырю разрешается беспошлинная покупка хлебных запасов — еще одна статья экономии в монастырском бюджете. А драгоценных церковных сосудов, богатых облачений, пожалованных царем в Соловки в годы строительства Преображенского собора, просто и не перечислить... (Богуславский Густав. Острова Соловецкие: Очерки. 3-е изд.Архангельск; Сев.-Зап. кн. изд-во, 1978. - 173 с.: ил.).

Иван IV (Иоанн) Васильевич Грозный
Великий князь Иоанн IV Васильевич (миниатюра из Царского титулярника 1672 года)
Конфликт царя Ивана Грозного с Соловецким игуменом - св.Филиппом

Отдельно стоит история взаимоотношений царя со святым митр. Филиппом, принявшим кафедру московских святителей в 1566. Царь сам выбрал Филиппа, бывшего тогда Соловецким игуменом... Против Святителя Филиппа в стенах Соловецкого монастыря возник заговор, игумен был оговорен и оклеветан братией. Конфликт митрополита Филиппа и Ивана Грозного закончился убийством Святителя.

Правда утверждают, что "...Иоанн, чрезвычайно щепетильный во всех делах, касавшихся душеспасения, заносил имена всех казненных в специальные синодики, которые рассылались затем по монастырям для вечного поминовения "за упокой души". Списки эти (являющиеся, кстати, единственным достоверным документом, позволяющим судить о размахе репрессий) поражают своей подробностью и добросовестностью. Имени свт. Филиппа в них нет. Нет по той простой причине, что никогда никакого приказа казнить митрополита царь не давал. Эта широко распространенная версия при ближайшем рассмотрении оказывается заурядной выдумкой, как, впрочем, и многие другие "свидетельства" о "зверствах" Грозного царя.

Опасения заговорщиков оправдались. Грозный все понял, и лишь его всегдашнее стремление ограничиться минимально возможным наказанием спасло жизнь многим из них. Вот что пишут об этом Четьи-Минеи (за январь, в день памяти св. Филиппа): "Царь положил свою грозную опалу на всех виновников и пособников его (митрополита) казни. Несчастный архиепископ Новгородский Пимен, по низложении с престола, был отправлен в заключение в Веневский Никольский монастырь и жил там под вечным страхом смерти, а Филофей Рязанский был лишен архиерейства. Не остался забытым и суровый пристав святого — Стефан Кобылин: его постригли против воли в монахи и заключили в Спасо-Каменный монастырь на острове Кубенском. Но главным образом гнев царский постиг Соловецкий монастырь.

Поделиться в социальных сетях

Честолюбивый игумен Паисий, вместо обещанного ему епископства, был сослан на Валаам, монах Зосима и еще девять иноков, клеветавших на митрополита, были также разосланы по разным монастырям, и многие из них на пути к местам ссылки умерли от тяжких болезней. Как бы в наказание всей братии разгневанный царь прислал в Соловки чужого постриженника — Варлаама, монаха Кирилло-Белозерского монастыря, для управления монастырем в звании строителя. И только под конец дней своих он вернул свое благоволение обители, жалуя ее большими денежными вкладами и вещами для поминовения опальных и пострадавших от его гнева соловецких монахов и новгородцев". (Митрополит Иоанн(Снычев). В кн. "Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа. СПб.: Издательство Л. С. Яковлевой, 1994 — 352 с.).

Зачем все это было надо? Вообще-то тогда так было принято.

"Не все безропотно покорствовали. Были и безбоязненные люди, вроде митрополита Филиппа или князя Репнина, способные отважиться на публичное увещевание царя. Но и жили они после этого недолго. Смелость немногих лишь распаляла царский гнев. Теперь врагов истребляли не только поодиночке, но и целыми семьями, и большими городами. Сажали на кол, стравливали собакам и медведям, вешали, жгли, четвертовали, рубили, резали, топили... В январе 1570 года опричное войско под личным командованием Ивана Васильевича перебило почти всех жителей Великого Новгорода: в течение месяца «отделывали», как это называлось в опричных отчетах, в среднем по тысяче человек в день. Опричное управление кончилось запрещением упоминать слово «опричнина». Но террор продолжался до тех пор, пока в 1581 году царь не убил собственного сына Ивана, после чего задумался о том, что его ждет на Страшном суде, и через три года скоропостижно умер." (Алекс Сэндоу. Суверенное самодержавие. Аналитика. Политика.ру. Москва, www.polit.ru, 21.01.2008)

Очерк К. Бестужева-Рюмина о горозном царе и о Соловках

Константин Бестужев-Рюмин

Очерк "Иоанн IV Васильевич" Константина Бестужева-Рюмина.

"Тем не менее, влияние Сильвестра и друзей было тягостно для И. В характере его была черта, тонко подмеченная И.Н. Ждановым: увлекаясь мыслью, он охотно отдавал подробности исполнения другим, но потом, заметив, что они забрали слишком много власти, вооружался против тех, кому верил. Доверие сменялось подозрительностью; к тому же, недовольство на советников у него всегда соединялось с недовольством на себя. От доверия к Сильвестру И. перешел к подозрительности, старался окружить себя людьми, которые не выходили из повиновения ему; научившись презирать этих людей, простер свое презрение на всех, перестал верить в свой народ. В 1560 г. умерла Анастасия. Во время ее болезни случилось у царя какое-то столкновение с советниками, которых он и прежде подозревал в нерасположении к Захарьиным, и которые, со своей стороны, считали Захарьиных главной причиной упадка их влияния. Над Адашевым и Сильвестром наряжен был суд: Сильвестр был послан в Соловки, а Адашев - сначала воеводой в Феллин, а после отвезен в Дерпт, где и умер. Сначала казней не было; но, заметив, что низложенная партия хлопочет о возвращении влияния, царь ожесточился. Начались казни. Казни И. были страшны, да и время было жестокое. Мы не можем, однако, быть вполне уверены ни в подробностях всех казней, ни даже в числе казненных. Источниками в этом вопросе служат сказания князя Курбского, рассказы иностранцев и синодики..." (Бестужев-Рюмин Константин. Иоанн IV Васильевич. Ст.Петербург. 1890. )

Поделиться в социальных сетях