Книга 7, Глава 12.
ПАЛОМНИЧЕСТВО
НА СОЛОВЕЦКИХ ОСТРОВАХ
Верующие, странники, бродяги, нищие, паломники, миссионеры...
"— Степан, ты молодым Богу верил...
— Не верил я ему никогда!
— Врешь! Я видел, как ты в Соловках лбом колотился. Даже я меньше верил...
— Ну, можеть, верил. Ну и что?"
Степан Разин. (Василий Шукшин."Я пришел дать вам волю". Роман. 1982.)
Паломничество издалека
Православные паломники
движутся на Соловки
 
Прикид паломницы. Соловки. Фото Марины Макеевой.  
Личное дело
Баша Виолетта Викторовна, журналист и писатель Баша Виолетта

Журналист. Член союза писателей России. Тема - судьбы людей. Подробнее о В.Баше можно прочитать на её странице.

Рассказ "Паломник" опубликован в журнале "Самиздат" ( 2004, http://zhurnal.lib.ru). В.Баша автор более 3 тысяч статей в "Литературной России", "Литературной газете", "Новой газете", "Мире новостей", в газетах "Моя семья", "Россия", "Единая Россия" и других изданиях. Пишет прекрасные стихотворения, одно из которых - "Соловецкие острова".

Истинным пилигримам
"Настоящий паломник вряд ли назовет себя туристом... он меньше всего интересуется многообразием окружающего мира, и путь к святым местам для него - больше явление внутренней географии, чем внешней... "Истинные" паломнические путешествия организуются в Москве при некоторых православных церквях (как "Святая Русь" при Николе в Хамовниках) или организациях - при газете "Православная Москва", например, эти маршруты существуют уже 5 лет... Большую программу весной-летом этого года предлагает и паломническая служба "Радонеж" - около 50-ти маршрутов, начиная от четырехчасовой экскурсии "Чудотворные иконы Москвы" (40 руб.) до восьмидневного путешествия в Соловецкий монастырь - от 1.671 рубля" (Леонид Тарасов. Паломники. "Iностранец", Москва, 14.04.1999).
Не иссякает поток паломников
в Соловецкий монастырь
Не иссякает поток паломников на Соловки. "Едут посмотреть святые для русского человека места не только обеспеченные иностранцы из Европы, Америки и Азии. Накануне праздника всех соловецких святых, отмечаемого ежегодно прихожанами 22 августа, в Кемь специальным автобусом прибыла большая группа верующих из Крыма. Проделав трехтысячный путь с юга на север, паломники из Одессы и Севастополя 18 августа благополучно высадились на именитых островах." (Александр Гапонов. Не зарастает народная тропа. "Карелия", Петрозаводск, 25.08.1999).
Памяти Соловецких узников
"Памяти узников ГУЛАГа посвятила свое путешествие на Соловецкий архипелаг группа питерских паломников, многие из которых когда-то сами этими узниками и были. На теплоходе "Онего" они отправились по Беломорско-Балтийскому каналу через Медвежьегорск, Сандормоху, Заонежье, Беломорск и другие города Карелии к Соловецким островам в Белом море. Акцию благословил епископ Карельский и Петрозаводский Мануил. По пути следования на двух шлюзах они водрузят поклонные кресты в память о мучениках за веру Христову и всех узниках ГУЛАГа, чьим каторжным трудом в 30-х годах строился Беломорско-Балтийский канал". (Людмила Безрукова. Дорогой мучеников. "Труд", Москва, 27.08.1999 ).
Сестры милосердия совершили паломничество на Соловки
"Из паломнической поездки на Соловки вернулась группа архангельских сестер милосердия (сестричество имени святой царицы Александры Феодоровны). Архангельское сестричество, куда входят женщины разного возраста и разных профессий, действует уже около года. По признанию самих сестер, труд в больницах бывает очень тяжелым, прежде всего в душевном плане. И совместные паломнические поездки очень укрепляют коллектив. На Соловках паломники побывали с экскурсиями в Соловецком монастыре, на Секирной горе, на озерах, и, конечно, на богослужениях в обители. (Анна Воробьева. ИА "Двина-Информ", 20.09.2004)

Рассказывают, что...
...в старые времена, когда паломники плыли на Соловки для поклонения соловецким святыням, они останавливались в Кижах. Это было место, где отдыхали, пополняли силы и снова плыли дальше на Соловки...

"...религиозный тур на Соловки, если повезет, можно совершить и за $200. На Соловках можно поселиться в частном секторе близ монастыря, основанного в XV веке преподобным Савватием. Преображенский собор и Успенская трапезная, гордость местных монахов, сохранились еще с XVI века. Нынешние паломники могут не только помолиться, но и поработать на восстановлении старинных построек - например скитов, которые когда-то строили на Соловках подвижники. Тому, кто захочет помочь, в монастыре выдают спецодежду и даже... спецпаек. Правда, в Великий пост он очень скуден: овощи, хлеб да вода. Так что для неподготовленных сочетать тяжелый физический труд и "правильное" питание - настоящее испытание. За целомудренный досуг беспокоиться не надо: он гарантирован. Ни баров, ни ресторанов, ни дискотек на Соловках, конечно же, нет. "Альтернативным времяпровождением" можно, пожалуй, считать лишь проводимую монахами экскурсию по оставшимся зданиям Соловецкого лагеря, где некогда отбывали срок жертвы репрессий." (Оксана Химич. Кругосветное богомолье. Московский комсомолец. 23235. 15.03.2003)

Справочная Соловков

Сведения о паломнических поездках в монастырь приведены на их сайте.
Там же указано, что все справки Вы можете получить по адресу:

Паломническая служба Соловецкого монастыря
164070, Архангельская обл., пос. Соловецкий, Соловецкий монастырь. Тел/Факс: 8-(818-35-90)-2-98 деж. спросить паломническую службу) или моб. тел. +7-911-575-83-10; e-mail: palomnik_05@mail.ru

Соловецкое подворье в г. Кемь
186601, Республика Карелия, г. Кемь, пос. Рабочеостровск, ул. Портовая, д. 8. Тел: 8-(814-58)-35368 (Возможен ночлег на подворье за пожертвование)

"Не решив проблемы прошлого, Россия не сможет жить в будущем", говорит историк Юрий Бродский, который в течение сорока лет составлял историю Соловецкого лагеря.

Соловки и остальной Мир
Паломничество в монастырь
Напутствие Соловецким паломникам
Исповедь Соловецкого паломника возможно скажет Вам больше, чем работы социологов, занимающихся изучением паломничества...
В Соловки идут паломники из Польши

Туризм на островах и в окрестностях

Паломничество в Соловецкий монастырь и его скиты

Отзывы туристов о поездке в Соловки
Полезные советы едущему в Соловки
Чем лучше и как быстрее добираться в Соловки
Риск заболеть заразной болезнью при посещении Соловков.
Соловецкие разочарования или другие мелкие неприятности, подстергающие туристов в современных Соловках
Из Кеми в Соловки морем (фото)

• Один раз в 600 лет: на Соловецкие острова забрел медведь-шатун.

Рассказы туристов о поездках в Соловки

Фотовыставки и галереи
О Вере и Церкви для паломников в Соловки
www.solovki.ca/
Фото Марины Макеевой "Прикид паломницы". Исповедь обыкновенного Соловецкого паломника возможно скажет Вам больше, чем все исследования социологов, занимающихся изучением явления паломничества. Конечно, православная вера, заставляющая человеческую душу поклониться мощам святых соловецких угодников играет для паломника главную роль, но часто есть и другие причины...
Cоловецкий паломник
Cтепан Разин
Василий Шукшин, писатель "...Фрол родился и вырос в станице Зимовейской, где родился и Степан, вместе они ходили на богомолье в Соловки... И тогда-то, в переход с Дона на Москву, случился со Степаном большой и позорный грех, про который до сих пор знали только они двое — Степан и Фрол. Было им по двадцать шесть лет, но Степан шел в Соловки второй раз. Ехали с ними все больше старые казаки, израненные в сражениях, много грабившие на веку, — ехали замаливать грехи. Молодые, вроде Стеньки и Фрола, ходили в Соловки то ли по обету, как ходил Стенька в первый раз (обещал умирающему отцу сходить помолиться казачьему святому Зосиме), то ли по настоянию здравых еще, обычно пожилых родичей, желавших своим родным помощи божьей и судьбы милостивой. А заодно и за них бы, стариков, отдать поклон... То ли молодые сами, своей волей просили на кругу разрешения сходить в далекий монастырь — не сиделось дома, охота было посмотреть мир большой, это поощрялось, круг решал отпускать.

В тот раз Стенька ехал своей волей. Фрола послал на богомолье дед его, Авдей Минаев, который на старости лет сильно ударился в бога, но сам был уже не ходок, и потому в Соловки поехал внук Фрол. Не без удовольствия, надо сказать. ( Василий Шукшин "Я пришел дать вам волю". Роман. М.: Современник, 1982. — 383 с.)

Cоловецкий паломник ХХ века

С Соловецких островов катер направлялся на Большую Землю. Вода была светлее предгрозового неба. Белые пятна монастырей, пристань, силуэты монахов в черных рясах становились все меньше. Казалось, что остров парил в воде. А может быть, просто тонул в штормовом небе...

Усилился ветер, начинался шторм, паломники скрылись в трюме. Я осталась на палубе вдвоем с человеком лет пятидесяти.

- Уезжать не хочется, - прервала я затянувшееся молчание. Сказала вполне абстрактно. Остаться на Соловках мне как-то в голову не приходило.

- Нельзя мне...

Я вздрогнула. Какой у него резкий голос! Собралась в трюм, но передумала - жаль было пропустить закат над штормовым морем. Да и вряд ли стоило рассчитывать на продолжение разговора - все десять дней нашего паломничества этот человек ни с кем не разговаривал.

Но я ошиблась.

- Я убил свою мать...

Хорошенькое начало! Зачем мне его исповедь? Я подыскивала предлог, чтобы уйти. Но осталась.

- Понимаете, говорю и сам себе не верю. Но это так. Убил, не убивая. Это еще хуже. Жить то как?

...Я ведь никого не любил кроме нее. Нет. Не правда. Любил. Но не так. Болезненно. По-детски. Она меня... душила.

Он говорил почти бессвязно. Я не переспрашивала.

- Не знаю, как получилось. В последние годы она болела. Перенесла инфаркт и с той поры не выходила из дому. А я впервые ночевал вне дома. В общем, утром, когда я вернулся домой, она была уже в коме. Когда ей стало плохо, меня рядом не было. Вот как. Спасти ее не удалось. Я просто был не в себе. Вы не поверите, но на пятидесятом году своей жизни я впервые ночевал у женщины. Ступор какой-то. Знал, что должен уйти и не мог.

- И про мать не вспомнили?

- Все время думал о ней. Мысли путались. Я был со Светой. Ее Светой звали... думал о матери, а видел только ее. Обнимал ее... наваждение ... а время шло , а я все не мог уйти.

Он замолчал.

- Понимаю, чудовищно... эта мысль приходила ко мне с детства. С детства я мечтал, чтобы мать исчезла из моей жизни. Нет, не так, как произошло. А просто... куда-нибудь... Уехала бы в другую страну. Однажды, когда отец был еще жив, и они с матерью отправились в отпуск без меня, оставили меня бабушке, я думал - вдруг самолет разобьется? И сам пугался, как я мог так думать?

Он смотрел на удаляющийся монастырь.

- Когда мне было пять лет, от нас ушел отец. Мы так и прожили вдвоем: я и мать. Всегда она относилась ко мне как к пятилетнему. У нее больше никого не было. Играла со мной. Школьных друзей у меня не было. Она и была мне другом. Мать. У меня толком не было профессии. Я рисовал. И сейчас рисую. Продаю картины. У меня и жилья своего не было. Однокомнатная квартира на двоих. С матерью. Так что жену привести мне было некуда. Мать привыкла жить вдвоем со мной, мы просто не представляли, как может быть иначе. Куда бы я ни поехал, я обязательно звонил маме, а домой возвращался не позже десяти. Я сначала боялся ее. Любил? Конечно. Потом - жалел. Она твердила , что я похож на отца...

А знаете, она ведь была несчастлива. Он был старше ее, крепкий. Да просто красивый. Красивый. Большой. Высокого роста, молчаливый, иногда резкий. Вот так, резко и ушел. Молча. Почему?

Я помню, как мать смотрела на него. Помню. Неделями молчит, а в глазах светлячок. А потом вдруг сорвется. Боялась потерять? Он уходил на дежурства на несколько дней. Испытывал самолеты. Она ждала.

Только теперь понял, как сходят с ума . Когда от тебя уже ничего. Ничего не сделаешь, ничего не зависит. И ничего нельзя изменить. Нужно ждать... тогда... тогда она меня баловала... а я капризничал. Пожалуй... она была счастлива... очень... десять лет. Что у них произошло с отцом? Невозможно вместе... невозможно врозь...

...Да, мне некуда было привести жену. Мать прямо не запрещала мне жениться. Но сколько себя помню, она пугала меня. Считала, что меня не приспособленным к жизни. Говорила, что женщина мне нужна несовременная. Честная, верная. Таких, по мнению мамы, уже не было. В общем, я боялся женщин. Когда мне было лет тридцать, вы знаете, я влюбился. Впервые...

Я поймала себя на мысли - а ведь мой собеседник говорил не со мной. С кем-то... потерянным...

- Настя была студенткой, приехала из Вологды. Жила в общежитии. Помните, какое лето было в 74-м?... Необыкновенное. Мы гуляли, целовались на последнем ряду в "Иллюзионе". Ездили в Архангельское. Там я ее рисовал. Как-то она позвонила, когда меня не было дома, и мать сказала, что я ей не пара. Я впервые поссорился с матерью, заявил, что женюсь на Насте и перееду к ней в общежитие. Мать тогда слегла, и я не пришел в назначенный день подавать заявку в ЗАГС. Теперь я грешным делом думаю, а не преувеличила ли мать свою болезнь?

Он долго молчал. Смеркалось. Катер начал разворот.

- А дальше? Вы сказали, ее звали Светой?

- Светой... невероятно это... моя бывшая ученица... на двадцать лет моложе меня. Когда она была школьницей, я учил ее рисунку, грунтовке, перспективе, учил класть правильно краски... Это было начало восьмидесятых... школьница... что может между нами быть? Я ее просто боялся, хотя она смотрела на меня всегда... как-то... я не разбираюсь в женском кокетстве, но... мне казалось... что еще тогда я ей нравился. А спустя двенадцать лет встретил ее на выставке... в мае. Ее родители были за границей, и она пригласила меня домой. Три месяца почти мы встречались. А я все думал - закончится лето, что дальше? Ее родители вернутся, и нам опять... целоваться в "Иллюзионе"? Вот как... в июне мне исполнилось пятьдесят, а я впервые остался с девушкой наедине. Понимаете? Пятьдесят... Света была моей первой женщиной. Я постоянно думал, только бы мама не узнала о наших встречах...

- Она узнала? - Катер вот-вот должен был пристать к берегу, и я боялась, что собеседник не успеет договорить.

- Мать случайно подслушала наш телефонный разговор. Она что-то стала говорить про Свету, не помню точно. Унизила ее. А ведь я был у нее первым. И она у меня. Вечером я ушел из дому...

- К ней?

- Да. Выпили вина. Включили магнитофон. Вивальди, скрипичный концерт ре минор. Я ... заплакал: почему, почему я не имею право на личную жизнь, черт возьми! Вернутся родители Светы, и что дальше? Опять - больная мать, и я у нее постели...

...Долг? Господи. Ну, конечно. В общем, я опять подумал, вот если бы мать переселилась жить куда-нибудь... в другую страну. Все равно куда. Лишь бы не мешала. Мы бы навещали ее. Минута шла за минутой, час за часом, а я все обнимал Свету, не мог отпустить ее, не решался дать себе короткий приказ - встань, оденься, вернись домой. Тянул время, понимая, что совершаю преступление, и ничего сделать с собой не мог. Обнимал Свету. Ступор какой-то. Когда я вернулся домой, мать была уже в коме. Больное сердце...

...Я пришел утром и увидел мать в коме. Вызвал скорую. Пока машина ехала, потерял чувство реальности. Мне казалось, что мать не лежит сейчас в постели, пошла на кухню, чтобы принести мне чай с вареньем, что она снова молодая, что мы сейчас будем играть с ней. Потом она учила меня читать, как тогда, еще до школы, когда я читал сказку, и она гладила меня по голове. У нее была легкая рука. Нежная...

Библиографический указатель

... А скорая все не ехала. Я вдруг поверил, что если они приедут в ближайшие пятнадцать минут, то спасут мать. Я хотел только этого. Нет, они ее не спасли. И не могли уже...

Мне хотелось спросить про Свету, но он замолчал, и я решила, что исповедь окончена...

- А ведь мать все-таки разлучила нас со Светой. Света ушла от меня после случившегося. Правильно. Зачем ей такое? Она-то ничего не знала про мою мать. Так вот и живу один. Погорелец...

Когда катер причалил, было темно.

Виолетта Баша. Соловки, 2004