Дискуссии о Соловках, споры и суждения о прошлом Соловецких островов, нынешнем и будущем Соловков.

Споры о Соловках
Действительно ли нужен РПЦ старинный Соловецкий иконостас? | В последние годы Соловки для меня превратились в сплошную боль... | Соловки - родина СЛОНов | Нищета и пьянство простого люда | Соловецкая газета вверх ногами | Инвалиды ВОВ и калеки на Соловках | Что означает название горы "Секирная" | "Невидимая" война 2004 года | Что важнее: соловецкий монастырь или исторический музей на островах? | Надо ли на Соловках ставить отдельный памятник каждому погибшему народу? Простит ли Бог души соловецких палачей? Молитва о палачах | Как возрождать Соловки?

Священник Глеб Якунин: "Патриархия превращает Соловки, место истребления "непоминающих", в туристский комплекс."

Догадки, идеи, гипотезы, суждения и мнения
Что означает слово "Секирная"? | Почему первые монахи высадились у Сосновой губы? | Оставьте первенство СЛОНу!
Экология, природа, загрязнение моря и островов
Проблемы у Соловков - существующие и возможные.
www.solovki.ca
От редакции журнала "Соловецкие острова"
"Не разделяя некоторых положений автора, рассматривающего экономические явления не под углом зрения диалектического материализма, редакция, тем не менее, дает место его труду в виду богатства фактического материала, представляющего чрезвычайный интерес, особенно в настоящий момент, когда хозяйство Соловков является значительно более мощным, чем бывшее монастырское хозяйство."(От редакции журнала "Соловецкие острова". ОГПУ. Соловки, 1926 год.)
Титул "острова года"
Титул "острова года" присваивается острову Соловецкий из одноименного архипелага за закладку основ архипелага не с географическим, а с политическим названием: в 1923 году на территории Соловецкого монастыря начал свою деятельность СЛОН - Соловецкий лагерь особого назначения. (Автор не известен. 1923. Новая газета, Москва, 26.08.1999)
Соловецкий ковчег
На Соловках рожают пятнадцатилетние девчонки. Здесь это нормально. О средствах контрацепции на острове никто не слышал. Даже врачи. Старики ворчат: "Зачем рожаете-то? Чем кормить будете?" Монахи крестят: "Дело богоугодное. Господь всемилостив, поможет".

Что будет с Соловками, никто не знает. Даже о грядущей зиме здесь думать не хотят. Боятся.

Один местный мальчишка за коробку овсяного печенья выдал мне свою сокровенную мечту: "Однажды ветер поднимет на море большие волны, и нас всех смоет с острова в воду. Отец Иосиф говорит, что Бог - добрый: значит, он пришлет за нами большущий корабль и мы наконец-то сможем поехать к бабушке... Папа мне уже давно обещал".

...Из прогноза погоды на завтра, 19 июля. Соловки. Переменная облачность, без осадков. Ветер юго-восточный, временами порывистый. Температура воздуха +20. Температура воды в Белом море +15. Штормовых волнений не ожидается... (Елена Егорова. Остров невезения. Московский комсомолец, Москва. 18.07.1997)

Соловки - родина СЛОНов. Ч.1.

Море было неспокойным.

- Не боитесь? - спросил хозяин баржи, согласившийся подкинуть нас до Соловков. - Ветер поднимается, швырять будет сильно.

Не боимся. Чего уж тут... Волны злые. Ледяные брызги жалят пальцы, мертвой хваткой вцепившиеся в борт. Голова идет кругом: баржа пляшет по волнам, как сумасшедшая, - вверх-вниз, вверх-вниз... Мне плохо. Я стыдливо прикрываюсь обеими руками, чтобы никто не заметил.

Елена Егорова, журналист газеты 'Московский Комсомолец' - Не стесняйся, не стесняйся, подбадривает хозяин баржи.
- Все путем. Вон немцу тоже несладко.

Грузный немец, подавшийся на Соловки "по наводке" Солженицына, почти на две трети перевесился за борт и громко икал.

За мучительные четыре часа я сто раз пообещала себе, во-первых, никогда не ездить в командировки, во-вторых, никогда не ездить в командировки на море и, в-третьих, никогда не ездить в командировки на Белое море. Наконец серая пелена на горизонте начала рассеиваться: из воды вырастал городишко. Крепость, домики, белые башенки, маковки церквей... "Как всказке о царе Салтане", некстати подумала я.

Соловки - родина СЛОНов

- Ну вот, - мрачно кивнул в нашу сторону хозяин баржи, - закончилась для вас, граждане, власть советская, началась власть соловецкая.

Если верить историкам ГУЛАГа, эту фразу здесь повторяют уже 75 лет. В 1922 году на Соловецких островах был образован первый в советской России лагерь особого назначения - СЛОН. Потом таких СЛОНов будет много. Очень много. Больше, чем в Африке и Азии вместе взятых. Но Соловецкий лагерь особого назначения навсегда останется визитной карточкой ГУЛАГа. Здесь его начало: крошечная в масштабах страны раковая опухоль со временем разрастется огромными метастазами. Говорят, что СЛОН сильно отличался от других лагерей, будучи образцово-показательным. Сюда привозили на "экскурсию" коммуниста Альбрехта и писателя Горького. Здесь был свой театр, своя библиотека и, даже свое общество краеведения. Заключенные издавали газету, им разрешалось писать, а главное, думать о том, о чем они привыкли думать на материке. Профессор Янат, например, закончил на Соловках научную картотеку о средствах борьбы с капустной мухой.

Но было и другое. Была Секирная горка, где в крошечной церквушке находился карцер для провинившихся. (Елена Егорова оговорилась. На вершине г. Секирная была Церковь Вознесения Господня - крупное, величественное здание. Прим. Ред.) Заключенные лежали здесь на узеньких нарах в три ряда: грязные, голые, в 20-градусный мороз.

Умерших и полуживых, но приговоренных, сбрасывали с высокого откоса вниз. (Их сбрасывали, привязав к бревнам, с лестницы, ведущей к храму Вознесения. Вниз прилетали поломанные и изувеченные трупы. Прим. Ред.). Были бараки для детей, рожденных зэчками. Все осужденные женщины проходили на Соловках унизительную процедуру освидетельствования по поводу половой привлекательности. "Рублевые" доставались начальству,"полтинные" охране, а "пятиалтынными" пользовались "шестерки".

О СЛОНе в советский период было снято два фильма "Соловки" и "Каторга". Так вот: в обоих фильмах роли заключенных исполняли переодетые в халаты чекисты, а в качестве декораций использовались "потемкинские деревни".

Конечно, Соловки были образцово-показательными. По образу и подобию этого лагеря создавались другие в Сибири, на Урале, Дальнем Востоке, Чукотке. Только уже без театров, библиотек и краеведческих обществ. Это были такие же игры раннего периода, как НЭП в преддверии коллективизации. Не зря мудрец сказал: "Все течет, все изменяется..."Все ли?

Мы ехали на Соловки, чтобы заглянуть в то время. Не так много лет прошло с тех пор, как с главного собора Соловецкого монастыря сняли ржавую звезду, бывшую символом ГУЛАГа. Еще живы те, кто ногтями царапал на камнях крепости вечный лозунг уверенных в своей правоте: "Мне отмщение и аз воздам". Мы ехали, чтобы вспомнить. Ведь в этом году не только 75 лет СЛОНу, но и 60 лет 1937 году. Бывает же так.

Соловецкие бомжи (?). Люди и алкоголь. Фото А.Будовского, 2006

Но чем дольше мы жили на острове, тем навязчивее становилась мысль, что вспоминать-то, собственно, нечего. Вот он, лагерь-то. Где был, там и остался. Пиши с натуры. Колючей проволоки мы, конечно, нигде не увидели, но в душе остался колючий клубок.

Утром - чай, вечером - селедка

Соловки живут от навигации до навигации. С октября по май на острове"мертвый сезон": население проедает то, что удалось завезти за короткое северное лето. Везут, как правило, морем - муку, соль, сахар, спички. По воздуху будет в четыре-пять раз дороже. В прежние времена уже к началу июля весь годовой запас необходимых соловчанам продуктов был засыпан в закрома малой родины. Этим летом в кладовых острова пусто. Причина проста бюджет Соловков так же тощ, как крысы в трюмах рыбацких суденышек.

- У нас ни копейки нет, ни копейки, - горячится мэр Александр Бровин, по прозвищу Болтик (на Соловках у всех есть прозвища: человек без прозвища здесь не человек).
- Раньше нам из федерального бюджета давали целевой кредит на закупку продовольствия. Мы же - северные территории. Но в этом году такой расходной статьи нет. Попала под этот... как его... "секвестер"...

Бровин ездил канючить в Архангельск. Область пообещала острову товарный кредит. Впрочем, "товарный" - довольно громко сказано: по этому кредиту соловчане смогут приобрести только муку для пекарни. Соли, сахара испичек этой зимой на Соловках, похоже, не будет вовсе:

- Может, конечно, коммерсанты чего и подбросят на самолетах, но цены заломят такие, что наш человек не подступится, - рассуждает Бровин. На острове уже давно привыкли к пустым прилавкам. Это летом, когда на Соловки приезжают денежные туристы, в магазинах появляются сосиски, беконы, консервированные помидоры и батончики "Сникерс". Зимой все гораздо скромнее. Уровень жизни местного населения позволяет ориентироваться разве что на ассортимент доперестроечного Арбатского гастронома. Привозить на остров свежие продукты и фрукты коммерческим фирмам совершенно невыгодно: в июле я купила в местном магазинчике мандарины, появившиеся на прилавке аккурат накануне 8 марта. Оранжевая кожица по-стариковски сморщилась, покраснела...

Большинство соловчан ходят в магазин за хлебом и за водкой. Причем, по словам мэра, многие сначала покупают водку, а уже на оставшиеся - хлеб. После покупки бутылки и буханки в кошельке, как правило, ничего не остается - ведь получают здесь от 15 до 25 тысяч в неделю (!): "Всей стране раз в месяц зарплату дают. а у нас, как в Америке, - каждый понедельник", - иронизирует Бровин.

Как может прожить семья из пяти человек на 25 тысяч? А вот как. Эту историю рассказали дети - три брата, шести, десяти и двенадцати лет:

Соловецкие бомжи (?). Люди и алкоголь. Фото А.Будовского, 2006

- Папке дают деньги днем. Мамка его уже караулит. Они идут в магазин и покупают бутылку водки, иногда две. Мы не знаем, сколько стоит водка, но на бутылку им всегда хватает. Иногда они еще покупают хлеб. Его мы едим вместе с картошкой до среды, а в среду папка с Витькой (старший мальчик. - Авт.) идут в море за рыбой. И потом мы все время едим селедку. Чай нам дают в монастыре, а когда там много послушников, чая не дают, но могут дать по куску хлеба. Александр Бровин говорит, что первыми его встречают у кабинета многодетные матери. Это повторяется из утра в утро. "Иногда я даже не хочу идти на работу, - признается мэр. - Боюсь, не выдержу". Если я вам скажу, о чем просят эти женщины, вы не поверите: мы привыклик тому, что в Москве о суммах меньше 10 тысяч долларов в правительственных кабинетах речи вообще не идет. У Бровина, как правило, просят 5 тысяч рублей и (или) буханку хлеба. Но он не может дать и этого: оправдывая свое прозвище, Болтик накрепко закрутил гайки островного бюджета. Копит деньги на "черный день". А он, увы, неминуем:

- Несмотря на то, что область выделила нам товарный кредит, муку мы закупить пока не можем. Почему? А она больная. 90% имеющейся в области муки поражено картофельной палочкой. Печь из нее хлеб невозможно: через 18-36 часов буханка начнет бродить, станет мокрой, вязкой, противной. Привезти такую муку на Соловки (острову нужно 15-20 тонн) - значит оставить себя на зиму без хлеба. А ведь это основная пища соловчан. "Хлебные бунты" голодных случались в российской истории не единожды. Правда, последний раз это было в далекие 20-е годы.

...На одной из башен соловецкого монастыря я случайно заметила ржавый флажок с отчетливо выбитой датой - 1920 год. Так вы говорите, "все течет, все изменяется"?

Продолжение статьи

(Елена Егорова. Остров невезения. Московский комсомолец, Москва. 18.07.1997)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional