СоловкиЭнциклопедия - крупнейший сайт о Соловках
Текущее время на Соловках:
:
Loading

Книга 10. Соловецкие лагерь и тюрьма (СЛОН и СТОН)

Глава 2. Толстовцы в Соловках - последователи Льва Толстого в СЛОНе

Толстовцы. Узники совести на Соловках и в ГУЛАГе

"За что боролись, на то и напоролись" (Русская поговорка)

 

 

 

 

"Записка о заключенных..." Автор "Записки" неизвестен, но, это человек, близкий Владимиру Черткову и хорошо информированный о положении толстовцев-заключенных в Соловецком концлагере. Нижепоименованные так называемые "толстовцы" были 1 декабря 1929 г. посланы из Москвы в Соловки на пять лет.

Записка о пяти так называемых "толстовцах", заключенных в Соловки

Лев Толстой и толстовство
Толстовство возникло в России в 1880-е годы. Основы этого учения Лев Толстой изложил в трудах «Исповедь» и «В чём моя вера?». Многие последователи этого философского течения оказались на Соловках.

...пять заповедей имеют только одну эту цель — мира между людьми. Стоит людям поверить учению Христа и исполнять его, и мир будет на земле, и мир не такой, какой устраивается людьми, временный, случайный, но мир общий, ненарушимый, вечный.

• Первая заповедь говорит: будь в мире со всеми, не позволяй себе считать другого человека ничтожным или безумным (Матф., V, 22). Если нарушен мир, то все силы употребляй на то, чтобы восстановить его. Служение Богу есть уничтожение вражды (23-24). Мирись при малейшем раздоре, чтобы не потерять истинной жизни (26). В этой заповеди сказано все;
• но Христос предвидит соблазны мира, нарушающие мир между людьми, и дает вторую заповедь — против соблазна половых отношений, нарушающего мир. Не смотри на красоту плотскую как на потеху, вперед избегай этого соблазна (28-30); бери муж одну жену, и жена — одного мужа, и не покидайте друг друга ни под каким предлогом (32).
• Другой соблазн — это клятвы, вводящие людей в грех. Знай вперед, что это - зло, и не давай никаких обетов (34-37).
• Третий соблазн — это месть, называющаяся человеческим правосудием; не мсти и не отговаривайся тем, что тебя обидят, — неси обиды, а не делай зла за зло (38-42).
• Четвертый соблазн — это различие народов, вражда племен и государств. Знай, что все люди — братья и сыны одного Бога, и не нарушай мира ни с кем во имя народных целей (43-48).

Не исполнят люди одну из этих заповедей — мир будет нарушен. Исполнят люди все заповеди, и царство мира будет на земле. Заповеди эти исключают все зло из жизни людей. (Лев Толстой. «В чём моя вера?». Религиозно-философский трактат, запрещенный в России. 1883-1884)

• Сроки по статье 58 УК СССР.

Баутин Иван Прокофьевич

Иван Прокофьевич Баутин (личный секретарь В. Г. Черткова) был секретарем Московского Вегетарианского Общества Л. Н. Толстого до его закрытия. По происхождению крестьянин с Украины. При призыве на военную службу отказывался от нее по религиозным убеждениям и отбыл положенный срок наказания. Пребывание в тюрьме, в особенно тяжелых условиях, сильно отразилось на его здоровье. Продолжительное заключение в Соловках (5 лет) навряд ли выдержит. Он принципиально отказался от принудительной работы. Тем не менее его отвезли в Парандово на Балонах (место самых тяжелых лесозаготовок). С половины января его снова вернули на Попов остров неизвестно по какой причине. Дальнейшая судьба его неизвестна, но так как он ни на какие работы по принуждению не соглашается, то можно опасаться того, что его подвергают мучительным наказаниям, которые он может не выдержать, несмотря на большую свою стойкость. Друзья его сомневаются жив ли он в настоящее время.

Григорьев Алексей Иванович

Григорьев Алексей Иванович, крестьянин по происхождению. По прибытии на место ссылки, несмотря на отказ от принудительной работы, отправлен с Попова острова в командировку на работы за 90 километров пешком. На новом месте опять отказался от работы. Его назначили в карцер и к наказанию на 5 суток на "вышку". Вышка - это постройка в 3 сажени высоты на самом ветреном месте с открытой площадкой наверху. Наказываемый должен стоять целый день лицом к ветру без верхней одежды, а ночь проводить в сыром, холодном карцере со вшами, крысами и испражнениями. На третий день солдат, карауливший Григорьева, пожалел его и повязал ему теплый шарф под белье. Для согревания один из арестант научил Григорьева искусственно дрожать. Благодаря этому он выдержал свое испытание и через 5 дней снова отказался от работы. Его погнали в штрафную роту - обратно за 90 километров. Там за новый отказ от работы его назначили к новому испытанию - стоять 3 дня лицом к ветру. Здоровый и жизнерадостный человек, Григорьев теперь представляет из себя совершенно больного с расшатанными нервами человека, с лицом подергиваемым судорогами и с беспричинным смехом или рыданиями.

Неаполитанский Юрий Иванович

Неаполитанский Юрий работал в фото-кинематографическом учреждении. Отбывал тюремное заключение за отказ от военной службы по религиозным убеждениям. Болен туберкулезом. Назначен работать в канцелярию в Соловках.

Песков Борис Васильевич

Песков Борис по происхождению рабочий. Отказывался от военной службы по религиозным убеждениям. Из тюрьмы вышел с расшатанным здоровьем. Во время пребывания его в Соловках известно, что ему назначили наказание "секиркой", которое считается одним из самых тяжелых. "Секирка" - продолговатая комната вся в щелях, ветер дует насквозь, страшная сырость, и посредине этой комнаты по боковым стенам две узких доски-лавки без спинок. На этих узких лавках должны сидеть наказываемые с ногами в висячем положении. За ними следят, чтобы они ни с кем не разговаривали, не двигались и не касались ногами пола. Если они двинутся или заговорят, то срок наказания добавляют. Дальнейшая судьба Пескова неизвестна, и за жизнь его также опасаются друзья.

Сорокин Иван Михайлович

Сорокин Иван Михайлович, крестьянин. Будучи учеником земледельческой школы военного типа, он однажды назначен был ночным караульщиком яблок в саду и в темноте нечаянным выстрелом из ружья убил человека. Его судили и оправдали, но сам он не мог оправдать себя и страдал до тех пор, пока в одной из книжек Толстого не нашел ответа на мучивший его вопрос. С тех пор он сделался его последователем и отказался от военной службы. На суде Военного трибунала он поражал своими прямыми, искренними и умными ответами. Последнее время занимался на родине крестьянским хозяйством и жил вне Москвы. В этот раз он привез в Москву свою больную мать для определения ее в больницу и, находясь у Баутина в гостях в вечер ареста последнего, был также арестован. По прибытии на место ссылки назначен на работу по канцелярской части в Кеми, что считается очень удобным, но он не захотел быть в привилегированном положении и отказался. После этого его посадили на голодный паек: полфунта хлеба и стакан воды в день. На таком пайке он жил приблизительно месяц, совершенно обессилел и заболел. Врачи положили его в лазарет и в январе месяце дали отпуск на две недели. За время голодного пайка Сорокин, ослабевший, лежал на грязном полу во вшах под нарами, в страшной грязи, потому что в бараках карантина заключенные должны были убирать сами, но не могли, так как почти все были поголовно больны и слабы. Сейчас Сорокин согласился работать в больнице санитарную работу, чтобы хоть немного облегчить тяжелое положение массы больных. Вид Сорокина ужасный. Хотя он поехал в Соловки здоровым и крепким, теперь он говорит слабым, медленным голосом, почти шепотом, ходит с трудом, как тень.

Необходимо несколько слов пояснения для того, чтобы незнакомые с верою "толстовцев" могли понять мотивы их поведения.

Находящиеся в заключении "толстовцы" и люди одинаковых с ними убеждений, когда с них требуют работы по принуждению, находятся в исключительно тяжелом положении. Религия их состоит в том, что каждому человеку надо следовать указаниям своей совести, не допуская над нею никакой посторонней власти. Они могут исполнять только те требования "начальства", которые сами считают разумными. Поэтому многие требования, которые в обычном порядке беспрекословно исполняются остальными заключенными, они исполнять не могут. При том веления совести у различных людей этой религии различны. И степень стойкости в неотступлении от этих велений под давлением физических мучений также различна, смотря по индивидуальным свойствам каждого. Те же из них, кто отказывается от принудительных работ, поступают так опять-таки по различным мотивам, согласно особенному индивидуальному пониманию каждого. Одни считают, что так как все люди равны, то не следует одним начальствовать, а другим подчиняться. На этом основании они отказываются от исполнения всяких приказаний. Другие отказываются только от исполнения тех принудительных работ, которые они считают неразумными, но признаваемые ими полезными работы, хотя бы и принудительные, они соглашаются выполнять. Третьи, наконец, соглашаются даже на работы, полезности которых они не признают, но и зловредности которых они не видят. Кроме того бывает, что толстовцы отказываются от работ и даже от всякого повиновения, вследствие возмущения против бесчеловечного обращения вокруг них начальства с заключенными или в виде протеста против такого обращения. (Автор не известен. Записка о заключенных в Соловках пяти так называемых "толстовцах". 1930. Цит. по С.А.Папков. Заложники совести (Толстовцы на Соловках). Альманах "Возвращение памяти". Вып. 3. Новосибирск. 1997)

Сексуальные насилия над женщинами СЛОНа Лагерное положение женщин отчаянное - они бесправны и вынуждены быстро опускаться.

• Соловецкие документы: письма, записки, протоколы, акты, дела, телеграммы, сообщения, доносы, нормативные документы, распоряжения, дневники, тетради, сообщения, выписки, запросы и ответы...

Владимир Григорьевич Чертков - русский просветитель, один из близких друзей Льва Толстого Владимир Чертков принадлежал к элите российского общества. Он был сыном генерал-адъютанта Александра II Григория Черткова и известной петербургской красавицы Е.И.Кругликовой-Чернышевой. Во время Большого красного террора Чертков старался помочь толстовцам - последователям Льва Толстого, оказавшимся в Соловецком концлагере особого назначения. Писал письма Иосифу Сталину в защиту толстовцев.

Соловецкая трагедия

История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе

Соловецкий книжный каталог: алфавитный список книг, брошюр, альбомов, журналов, газет, содержащих романы, повести, литературные сборники, научные статьи о Соловках (Соловецких островах).

Лев Толстой: красота и честь соловецких женщин стоят дорогого
Лев Толстой. "Три старца"

Писатели - заключенные Соловецкого лагеря особого назначения.