Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Соловки и остальной Мир
Судьба профессоров в Соловецком концентрационном лагере
Личное дело каждого
Любомир Гузи (Lubomir Guzi)

Преподаватель и исследователь русского языка и истории России. Доктор философии (1972). Стажировался в Москве. Преподает в Прешовском университете (Словакия). Собирает новые данные о России, ее культуре, языке и истории в изложении западноевропейских авторов. В словацких и русских сборниках и газетах напечатал ряд статей о русском языке, о знаменитых личностях российской истории, биографии которых в Словакии малоизвестны или нуждаются в переосмыслении: Дзержинский, Френкель, Свердлов, Громыко... Особенно интересуется судьбой соловецкого заключенного - В.Кривоша, который значительную часть своей жизни провел в России.

О Соловках от автора
"С Соловецкими островами я лично не знаком. Мы их в школе принимали как недоступный монастырь, позже как образец и начальный фазу строительства цепи государстенных лагерей, впоследствии известных как "Архипелаг ГУЛАГ".

В связи с Кривошем меня удивило, что он предпочитал Соловки как ссылку, потому, что туда сослали Московского епископа, его друга. Интересно также и то, что обстановка в начале 20-х была в этом легере довольно либеральной, только постепенно превратились Соловки в истребительный лагерь". (Любомир Гузи. Из переписки. Прешов-Торонто. 15.11.2005)

Коротко о Соловках
"Но было на Соловках и то, что укрепляло дух людей, не давало пропасть их талантам и профессиональным навыкам. Одни писали статьи в лагерную газету, другие, как знаток древних языков Владимир Кривош-Неманич, обслуживали метеорологическую станцию, кто-то лицедействовал в театре..." (Александр Рапопорт. Тайны гарема и рельс на плече. Летопись соловецкого полигона. Независимая газета. 27.02.2003)

"В фильме появлялись еще двое талантливых соловчан. Веселый инженер, изобретатель Леонид Курчевский, сконструировавший на Соловках аэроглиссер и две моторные лодки, особенные какие-то лодки, чуть ли не ледокольные, и начальник метеостанции - серб, дешифровщик, создатель двух стенографических систем, полиглот и хиромант Владимир Кривош-Неманич". (Никита Елисеев. Родина СЛОНов. "Эксперт - Северо-Запад". 10.11.2004)

Помимо Владимира Кривоша в Соловках побывали многие личности, имевшие отношение к разведке и контрразведке. Среди них член Исполкома Коминтерна Ханна Малм, помошник Р.Зорге Айно Куусинен, резидент КГБ в Восточной Германии Владимир Путин и другие...

"Есть мнения, что Кривош всегда был привилегированным заключенным, его незаурядные способности ставили его и в условях Соловецкого лагеря на высшие исследовательские посты..." (Любомир Гузи. Из переписки. Прешов-Торонто. 15.11.2005)

Мнения знающих
"Тоталитарные режимы в состоянии уморить миллионы человек — но они не в состоянии их прокормить. Они в состоянии строить ракеты — но они не в состоянии обеспечить жителей автомобилями. Они могут позволить себе расстрелять Вавилова и посадить Королева — но в конечном итоге они не выдерживают научного соревнования с открытым обществом, потому что, во-первых, все в них держится на секретности, а секретность противопоказана науке, а во-вторых, в этих режимах основной инстанцией, которая оценивает перспективу той или иной разработки, является не ученый, а майор НКВД." (Юлия Латынина. От СС-20 ДО «Кассама». ЁЖ, 19.02.2009.)
Ученые на Соловках. Факты.
"С 1929 г. многих заключенных-специалистов направляли отбывать срок на объекты ОГПУ. В их числе оказались и приговоренные по «делу Геолкома»: И.И.Гинзбург и Г.А.Кузбасса были этапированы в Ухтинскую экспедицию, А.Н.Флеров — в Вайгачскую экспедицию, М.Н.Джаксон (ВМН была заменена ему на 10 лет заключения) и, возможно, В.Ф.Белоглазов — в Мурманскую «шарагу», А.О.Минеев и Д.Л.Ортенберг — в Казахстан. Другие пополнили армию заключенных на Соловках (М.Л.Трофимук, И.Н.Никитин, М.М.Сафронов, А.И.Федяй)". (Е.Заблоцкий. «Дело ГЕОЛКОМА» Репрессированные геологи. М.-СПб., 1999, 3-е изд., испр. и доп., с.398-403.)

"Об этом мне рассказал всего один только человек, близко бывший: профессор Д.П. Каллистов, старый соловчанин, умерший недавно. Да, пересекающихся показаний я об этом не собрал... Но те, кто морозят людей и взрывают людей - почему не могут их сжечь? (Солженицын Александр. Архипелаг ГУЛАГ. гл.2)

Элементы Соловецкого лагеря
История лагеря:
ГУЛАГ начался в Соловках | Карты Соловецких лагерей
Шесть территориальных отделений:
Анзерское | Савватьевское | Секирное (мужской ШИЗО) | Кондостров | Кремлевское и Заяцкий женский ШИЗО | Муксалмское.
Командировки СЛОНа:
Амбарчик, Березовая тоня, Зеленые озера, Кирпичный завод, Красное озеро, Н.Сосновка, Овсянка, Пертозеро, Пичуги, Пушхоз, Реболда, Старая Сосновка, Торфогородок, Филимоново и другие лесные командировки
Метастазы Соловецкого концлагеря:
Кемьский пересыльный пункт (Попов остров - дорога в ад) | Свирcкие лагеря | Пертоминский уголовный лагерь | 4-е (Вишерское) отделение СЛОНа | Красная горка | Беломоро-Балтийский Канал | "Белый Дом" в Холмогорах | НорЛАГ | Большой Дом в Питере
Cеверная группа лагерей (1930):
Архангельский | Вайгачская экспедиция | Котласский | Соловецкий | Сыктывкарский | Пинюгинский | Устьвымский | Ухтинский

Стр. 1, 2

"Соловецкие острова стали перекрестом судеб огромного количества людей. Принесли страдания, надежды, неминуемую смерть, отблеск тщеславий одних, тихий вздох других. Весь этот мир является результатом естественности, человеческой воли и ряда случайностей. Так было и в жизни человека, которого мы можем смело отнести к людям гигантского таланта и труда, жизнь и судьба которых полны поворотов, трудностей, неясностей и противоречий". (Любомир Гузи. Узник Соловецких островов Владимир Кривош-Неманич. Кафедра русистики, ФФ ПУ Прешов. Словакия. Специально для "СоловкиЭнциклопедия". 15.11.2005)

Узник Соловецких островов
профессор Владимир Кривош-Неманич

"Мы хотим рассказать о судьбе человека, который всю свою жизнь посвятил интеллектуальной работе. Знание нескольких десятков языков, стенографических систем, крипторафии и прочих смежных дисциплин позволило ему работать в высших эшелонах государственной власти.

Владимир Кривош-Неманич, ученый-полиглот. Рисунок выполнен по фотографии из книги Ю.Бродского 'Соловки. 20 лет особого назначения' Словак Владимир Иванович Кривош родился в 1865 году в многонациональной Австро-венгерской монархии. Многие считали его немцем, венгром или сербом, так как у него были сербские предки. Деревни Вырбицки Хнушчак, в которой он родился, уже нет на карте. Ее поглотил город в Липтове, историко-этнографическом регионе сегодняшней Словакии. Тогда эту северную часть монархии называли "фельвидэк", что значит "верхняя земля".

Детские и юношеские годы выдающегося ученого-полиглота...

Судьба привела сельского мальчика на службу к русскому Императору...
С изучением языков он занимался криптографией, что во многом определило его дальнейшую судьбу...

Деятельность, о которой не принято говорить

Разумеется, что быстрое продвижение В.Кривоша по службе и государственные награды были связаны с особой деятельностью, о которой вслух не принято говорить. Уже в 1898 году он получил первый чин коллежского регистратора и был послан в Париж для изучения иностранного опыта в делах перлюстрации (тайное вскрытие почты). Какими именно знаниями он обогатился тогда за границей, доподлинно неизвестно, но за следующие пять лет своего служения России он добавил русской науке перлюстрации многие открытия. За самое "незначительное" из них (новый способ вскрытия писем, не оставлявший ни малейших следов вскрытия даже для опытного перлюстратора) получил орден Св. Владимира 4-й степени из рук Петра Столыпина. Кривош стал одним из виднейших специалистов в этой области, и потому постоянно приглашался для ведения заседаний самых разных государственных комиссий различного уровня секретности. С декабря 1904 года по август 1906-го он состоял при секретном отделении Департамента полиции в качестве переводчика-дешифровщика, а после этого пять лет работал в "Особом делопроизводстве Морского Генерального Штаба для заведования агентурой". Царское правительство использовало его талант в разных областях.

Профессор Кривош раскрыл шифры японских и германских военных...

Ученый, охотник за шпионами или жулик?

В июле 1904 года в составе Особого отдела Департамента полиции, в котором сосредоточились все дела о государственных преступлениях, было создано сверхсекретное "Особое отделение по розыску о международном шпионстве". Так как Кривош был хорошо знаком и с криптографией, он был приглашен в это отделение в качестве переводчика-дешифровщика.

Падение и новый взлет сотрудника секретной службы ...

Обвинение в шпионаже и ссылка в Сибирь...

Превратности судьбы: русский контрразведчик на службе у... немецкого шпиона

После Февральской революции 1917 года возвращается в Петербург, полный надежд на реабилитацию, денежное вознаграждение и очищение имени. Но в Петербурге его встречает совсем другая обстановка. Вспыхнула новая революция и Кривош, как жертва "царского произвола" попадает неведомыми путями к Владимиру Ленину. В те дни В. Ульянов (Ленин) не имел человека, который бы был в состоянии написать дипломатическую ноту о прекращении боев на фронтах. На безупречных английском и французском языках это послание сочиняет Владимир Кривош, а примечания делает сам Ленин. Ленин собственно и отдал приказ зачислить этого человека в состав нового наркомата иностранных дел. Там Кривошу пришлось работать с Львом Троцким, речи которого ему надлежало переводить.

Но прошлое Владимир Кривоша не могло ускользнуть от пристального взгляда железного Феликса (Дзержинского).

Царский стацкий советник завербован чекистом Генрихом Ягодой...

Ученый-полиглот сам выбрал Соловки

Но революционная неразбериха и Советская власть действуют: новое обвинение гласит: "…взяточничество от дворян "за пропуск за границу". В то время и сам Кривош рассчитывает уехать в новое Чехословацкое государство, он же словак. Но эту мысль при своем положении быстро оставляет: новое обвинение грозит ему расстрелом. И снова его спасает квалификация - он поступает в Спецотдел, где привлекается к разработке сложнейших шифров и их дешифровке.

Дальнейший жизненный путь этого человека напоминает шутку потерявшего всякую объективность биографа-графомана: через семь месяцев Кривош снова был арестован "за принятие мер к выезду из страны" и снова был приговорен к расстрелу, но был помилован. В мае 1922-го - очередное освобождение и очередное назначение в контрразведку. Год спустя опять арест "за несанкционированные контакты с представителями чехословацкой миссии" и приговор к 10-летнему заключению в концлагерь. В тюрьме ожидает то расстрела, то ссылки в лагерь. Кривош временно теряет зрение, но когда оно возвращается с радостью читает тюремную библиотеку и занимается переводами.

Неутомительный дух гения продолжает метаться в поисках судьбы: ему дозволили выбрать себе лагерь - предпочитает Соловки. Главным образом потому, что первую волну заключенных составляли преимущественно интеллектуалы бывшего режима – священники, учителя и... его давний друг архиепископ московский. Приблизительно шесть лет живет "проминентным" заключенным в лагере. Его страсть к познанию не гаснет даже в таких условьях. На Соловках Кривош выбирает псевдоним "Тот, у которого ничего нет", что по-словацки звучит как "Нема нич". Кривош–Неманич работает ботаником, зоологом, орнитологом, переводчиком (переводит с сорока языков, например с китайского перевел на сорок языков пьесу "Булавка"), учит семьи надзирателей иностранным языкам, основывает оркестр, становится председателем научной комиссии по фауне и флоре Севера России, из которой позднее вырастет Музей Севера в Архангельске. М.Смирнова в статье "Формы гражданской активности в рамках краеведческой работы. Соловецкое общество краеведения и его деятельность" пишет: "Начиналась краеведческая деятельность на Соловках чуть ранее. Прообразом будущего общества стала Комиссия по изучению флоры и фауны на Соловецких островах, которая была создана 13.03.1924 г. при Соловецком отделении Всероссийского производственного союза охотников. Уже в июне были организованы первые поездки на Большую и Малую Муксалму, в составе экспедиции были заключенные - ботаник (?) В.Кривош-Неманич, зоолог К.Чуднов и геолог А. Глаголев. Они собирали образцы горных пород (возможно это оговорка, так как на Соловках практически нет пород, поскольку архипелаг сформирован в результате движения ледника и ветровой эрозии. Прим. Ред.), растения, мелких животных. Все это стало основой будущих научных коллекций". Позже Кривош переходит на маяк в Белое море (возможно имеется ввиду маяк на горе Секирная. Прим.Ред.).

Все выглядит почти невероятно. В своих воспоминаниях Кривош-Неманич говорит о том, что природа Севера помогла ему вылечить недуги, которые преследовали его в Петербурге. Обстановку в лагере он никогда не идеализировал. На свободу Кривош-Неманич выходит в 1928 году. Дома его ожидает жена, которая не отказалась от мужа даже во время преследований. До 1936 года удивительный знаток – "полиистор" работает в Министерстве иностранных дел, но вернуться на словацкую родину он уже никогда не сможет. Во время войны Владимир Кривош живет в эвакуации в Уфе, где преподает языки семьям чекистов.

Умер гениальный словак-соловчанин 04.08.1942 года. Хоронил его сын и на могилу ученого легли цветы от чекистов, которых он обучал иностранным языкам. Через несколько лет его останки были перемещены в братскую могилу, следы которой затерялись.

Никто не знает, где похоронен этот гениальный человек".

(Любомир Гузи. Узник Соловецких островов Владимир Кривош-Неманич. Кафедра русистики. Философский ф-тет Прешовского Университета, Прешов. Словакия. Специально для "СоловкиЭнциклопедия". 15.11.2005)

Владимир Кривош-Неманич. Весенний бюллетень 1926 года. "Журнал "Соловецкие острова", №7, 1926.
Жизнь и смерть ученых в Соловецком концентрационном лагере

Письмо из Соловков:
В. Кривош-Неманич Екатерине Пешковой...

Глубокоуважаемая Екатерина Павловна!

Только что я получил от Вас посылку от 25 февраля 1924 г. и спешу принести Вам свою глубокую душевную благодарность. Посылка эта была для меня совершенной неожиданностью, поэтому она была тем приятней, не говоря уж о том, как она пришлась кстати, как все ее содержимое мне пригодилось!

Я не знаю, кому я обязан сообщением Вам моего адреса и посылаю и ему свое искреннее спасибо. Я теперь, благодаря Вам, обеспечен теплым бельем и не боюсь здешних морозов и постоянных ветров, которые здесь продержатся еще месяца два с половиной.

Я не знаю, смею ли я еще рассчитывать на Вашу помощь, но если да, то на всякий случай разрешите сообщить Вам свою нужду. Мне крайне необходимы самые простые дешевые брюки (или галифе или рейтузы) так как моя единственная пара вся в заплатах и разваливается совсем. Вторая моя нужда: кальсоны. К несчастью я большого роста и значительной толщины. Очень вам благодарен и за сахар, масло, сало. Круп мне хватает тех, что получаю в виде пайка.

Будучи гражданином Чехо-Словацкой Республики, где у меня брат, у которого бы я мог дожить свой век (мне седьмой десяток лет), моя мечта чтобы меня обменяли на арестованного там и дали возможность уехать на родину. Может быть, Красный Крест сумеет оказать мне в этом помощь? Я осужден Коллегией ОГПУ на 10 лет по ст. 66 несмотря на то, что я шпионом никогда не был и, конечно, не буду. Я был 30 лет профессором в Петрограде, беспартийный, служил в Государственном совете, а последнее время - в Наркомате иностранных дел в Москве. Еще раз благодарен за все.

С совершенным почтением

Владимир Иванович Кривош-Неманич.
12 марта 1924 г.

Письма других з/ков Соловецкого лагеря особого назначения

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional