Соловецкая трагедия История концлагеря Разное о СЛОНе Заключенные Соловков Палачи, ВЧК-НКВД... Черная Книга СЛОНа Соловецкие расстрелы Интернациональные Соловки Избранное о красном СЛОНе
Соловки и остальной Мир

СолТеатр - чекистское "чудо"
• "Советская халтура" или показушные "спортивные мероприятия" в Соловецком лагере особого назначения. Воспоминания Бориса Солоневича - начальника Соловецкой Спортивной станции. 1937.

• Соловецкое документальное кино
• Белорусский театральный режиссер Франтишек Алехнович в Соловках
• ЗК-академик Дм. Лихачев о Солтеатре.

Соловецкие истории. Рассказывают, что...
... парню из местечка Песочное, где жили его родственники, посчастливилось стать летчиком. В 30-е годы он перевозил грузы на Соловки. На острове после приземления самолет сразу оказался в толпе людей - оборванных, голодных, одичавших. Пока летчик опомнился, они схватили, разорвали и тут же съели собачку-дворняжку, что вслед за лётчиком выкатилась из самолета.

И тут кто-то взял его за руку: "Я тебя узнал, заговорил еле держащийся на ногах скелет. Ты из Песочного, я твоих родителей знаю". Он назвал себя, рассказал, из каких мест. Того, что он рассказал о жизни на Соловках, хватило летчику, чтобы не забывать это никогда. (Нина Стружинская. За землю и волю. Белорусская газета, Минск, 28.06.1999)

Бобрищев-Пушкин Александр Владимирович (1875-1937) – юрист, общественно-политический деятель, журналист, член ЦК партии октябристов, присяжный поверенный (1902-1917), в эмиграции с 1920, участник парижской политической группы "Смена вех", в августе 1923 вернулся в Россию, член ленинградской Коллегии адвокатов (1924-1933), руководитель ансамбля Малого драматического театра, в январе 1935 арестован, отправлен на Соловки, в 1937 расстрелян." (Автор не известен. Материалы для биографического словаря русского зарубежья. По именному указателю к воспоминаниям Романа Гуля. Издание "Каталог", 2001)

Зрители театра времен СЛОНа.

Было на Соловках и другое "чекистское чудо": Соловецкий театр (Солтеатр), созданный для "туфты" - изображать культурно-воспитательную работу, но ставший немаловажной реальностью соловецкой интеллектуальной жизни.

"Из одиночных и индивидуальных вывозов первыми брали врачей и артистов. Их иногда вызывали даже в день прибытия этапа, не обращая внимания на карантин. Объясняется это тем, что и врачи и артисты обслуживают, в первую очередь, "вольнонаемных" чинов ГПУ. Любовницы и жены гепеустов все время лечатся, лечат своих детей и желают иметь для этого лучших знаменитостей, "приезд" которых делается заранее известным. С не меньшим нетерпением ждут артистов и артисток. При управлении лагеря имеется театр с небольшими оперными, опереточными и драматическими труппами. Гепеусты и их дамы, жадные до новинок, готовы отправить артиста с этапа прямо на театральные подмостки. Театральная труппа всегда находится там же, где управление лагерей: сначала она была на Соловецких островах, потом, вслед за управлением, переехала в Кемь, а в 1931 году в Медвежью Гору. Одно время во главе этой труппы стоял опереточный артист, бывший директор Музыкальной комедии в Петербурге, Ксепдзовский (По-видимому, чтобы не "подставить" заключенного, автор изменил его фамилию. Прим.Ред.)" (Чернавин Владимир. Записки "вредителя" В кн.: Владимир и Татьяна Чернавины. Записки "вредителя". Побег из ГУЛАГа. - СПб.: Канон, 1999. - С. 6-328.)

Франтишек Алехнович
актер и режиссер в Соловках

"Родился Франтишек Алехнович 9 марта 1883 года в Вильно в семье мещан. Его дед (по отцу) был родом из мелкой белорусской шляхты и владел небольшим хозяйством возле Радошковичей. Но почти все время он посвящал рисованию картин и игре на скрипке. Потеряв все имущество, он переехал в Вильно, но любовь к музыке передал единственному сыну Каролу (отцу Франтишка Алехновича), который играл в виленских театрах. Мать Франтишка также происходила из мелкой белорусской шляхты. Но в то время лучше было не вспоминать про свое шляхетское происхождение, поэтому Ф. Алехнович и указал в автобиографии, что родился в семье мещан...

Франтишек Алехнович Франтишек Алехнович
(1883 — 1944)

Активный участник белорусского национального движения, драматург и театральный деятель. Потомок шляхетского рода из-под Радошковичей, Минская область. В 1927 году был арестован ОГПУ и приговорен к 10 годам лишения свободы в Соловецком лагере особого назначения. В 1933 года вернулся в Вильно после обмена на узника польской тюрьмы.

Белорусы в Соловецком концлагере

...познакомим читателя с самым противоречивым отрезком жизни Ф. Алехновича, который во многом предопределил его судьбу и даже привел его на Соловки. Дело в том, что в 1921 году он нелегально покидает БССР и снова возвращается в Вильно.

На допросе 3 января 1926 года он объяснил это тем, что "в 1921 году, узнав, что в Вильно занимают крупные правительственные посты белорусские деятели Тарашкевич и Ивановский в качестве директоров департаментов (в протоколе допроса напротив этих слов следователь поставил вопросительный знак, и это имело все основания, так как названные деятели в то время никаких крупных постов не занимали. - Г.Г.), зная, что в Минске театр достаточно окреп, а в Вильно в этом направлении не делается ничего, что возможности для этого имеются, я поехал в Вильно нелегально. Вскоре Вильно отошло к Польше. Начались репрессии, и моя деятельность ограничилась только постановкой нескольких спектаклей..." Но вскоре Ф. Алехновича ожидал первый удар. Ему недвусмысленно намекнули, что оставаться в БССР он не может... Компетентные органы сообщили, что весной 1927 года ему будет разрешено вместе с семьей поселиться в Минске, но за это он должен правительству БССР оказать соответствующую услугу. А для этого ему надо временно вернуться в Польшу... Однако возвращение в Польшу не состоялось. Как раз в это время по дороге из Варшавы в Москву в Минске остановился полномочный представитель БССР при советском посольстве Ульянов. Он... посоветовал обратиться к властям с просьбой получения гражданства БССР. И эта просьба была вскоре удовлетворена. Надеясь, что все неприятности закончились, Ф. Алехнович уезжает в Витебск... однако 1 января 1927 года он был арестован и доставлен в Минск, а 16 марта ему предъявили обвинительное заключение. 11 июля 1927 года Коллегия ОГПУ рассмотрела на судебном заседании это дело. Но уже по статье 58 вынесла постановление: "Алехновича Ф.К. заключить в лагерь со сроком на десять лет".

В Соловках актер пробыл семь лет
27 марта 1928 года на заседании судебной Коллегии ОГПУ было решено: "амнистии в отношении Алехновича Ф.К. не применять". И только через семь лет его обменяли на арестованного поляками Б. Тарашкевича. Перед освобождением состоялась встреча с советником польского посольства Сокольницким, который посоветовал Ф.Алехновичу, чтобы тот по прибытии в Польшу не давал никаких интервью репортерам. Такое соглашение, как говорил Сокольницкий, "было у него с НКВД" и он просит его не подводить. Алехнович ответил, что "никакого желания писать сейчас у него нет". Тем не менее через несколько лет он издал книгу: "Воспоминание о семи годах, проведенных в Соловецком концлагере", "У капуюрах ГПУ", которая в 1935 - 1937 годах вышла в Европе и Америке на семи языках. А белорусский читатель мог познакомиться с ней в 1991 году в журнале "Полымя". Ф.Алехнович погиб в 1944 году в Вильно. Он до сих пор не реабилитирован." (Георгий Григорьев. "Я не политик, я - театральный работник". Белорусская деловая газета, Минск, 19.09.2001)

Михаил Розанов: его поймали "красные рыболовы"

Олехнович Франциск "С 1928 и по 1933 год включительно на Соловках расплачивался за свою доверчивость красной пропаганде драматург Франциск Олехнович. Побывавший за политику в царской тюрьме и преследуемый в Польше за свой белорусский национализм, он «клюнул» на один из крючков красных рыболовов и 17 ноября 1926 года покинул Польшу ради советского «Белорусского дома». Тут такого с Запада «Еремея потчуют умея». Сначала ему объятия, цветы и пост директора Витебского государственного театра, а через месяц, «отпотчивав умея - за ворот, да в шею» — в подвал Минского ГПУ и вскоре дали ему 10 лет за шпионаж. Однако, был он удачлив. В 1933 году осенью большевики выменяли его, как польского подданного, на более крупную рыбицу, на Тарашкевича, вождя Белорусской Громады, отбывавшего в Польше тюрьму...

После хорошего шестилетнего «промывания мозгов» в Соловках, Олехнович рассказал о них в 1937 году на польском языке в небольшой книжке из 152 страниц «Правда о Советах», так что мы имеем еще одного летописца для 1928-1933 годов. Книгу он издал за свой счет — «накладом автора» — и, очевидно, небольшим тиражей. Кое-что из нее переводилось и печаталось в газетах на украинском, польском, а, возможно, и на других языках. Ряд крупных соловецких событий тех лет изложен им в книге полнее, чем другими летописцами, и более правдоподобно, в частности о «соловецком заговоре», расстрелах, тифе, и о весенней «оттепели» 1930 года. В 1944 году в Вильно Олехновича, по утверждениям белоруссов, убивает советский агент". (Михаил Розанов. Соловецкий концлагерь в монастыре. 1922 – 1939. Факты – Домыслы – «Параши». Обзор воспоминаний соловчан соловчанами. В 2 кн. и 8 ч. США: Изд. автора, 1979.)

Solovki weather forecast Follow us on Facebook Solovki Passional